У Вас отключён javascript. В данном режиме, отображение ресурса браузером не поддерживается
Говорят ко всему в этой жизни привыкают. Ханна не стала исключением. С ее ранней молодости Коста сделал все, что бы смешать ее с грязью. Она делала много такого о чем больше всего хотелось бы забыть, но Ханна понимала, что это уже невозможно. Любила ли она бизнес, которым занималась?...

читать полностью
ПОСТ НЕДЕЛИ
КВЕСТ НЕДЕЛИ
ПАРА НЕДЕЛИ
Добро пожаловать!
Не задерживайтесь на главной странице, а присоединяйтесь к нам. Время в игре: ноябрь- май 2017. Готовы ли вы погрузиться в мир большого города? Не боитесь ли попасть между сильнейшими криминальными кланами? Хотите испытать себя? Любовь, ненависть, взлёты и падения, карьера и крушения всех надежд... Если вы готовы- Добро пожаловать в Нью-Йорк!
FRED | DIONISO | CASS | ADRY

Daring Life: New York loves you

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » Not Forgotten » Родить и убить


Родить и убить

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s7.uploads.ru/t/N3ux9.gif
David Gilmour - In Any Tongue

Дата и время
15.09.2017
Место
Дом Мотизикабинет дона

Участники
Jennifer Maxwell/Dioniso Motizi
Очередность
Jennifer Maxwell/Dioniso Motizi

Как потерять все и не сойти с ума? Достать оружие и начать мстить. Не соображать кому причинять вред. Когда враги и близкие люди слились и разницы уже не видеть?

0

2

Что такое продуманный до мелочей план? Это когда все у тебя учтено и ты понимаешь, что каждый винтик, каждая шестеренка работает именно так, как нужно только тебе. Дженнифер Максвелл больше 30- ти лет, прожившая в доме Мотизи, конечно же прекрасно его знала. Знала она и его постоянных обитателей. Были среди них и те, с кем семья общалась каждый день, но в личные драмы которых никогда особо не вникала. Заболела? Жаль. Но скоро же поправится? Это максимум. Она же старалась вникать, но видимо молодой Донне Мотизи было не до этого. Первая беременность, рождение ребёнка, обретение семьи, вторая беременность... Кажется жизнь ее преемнице  идёт по чёткому плану. Как тут найти время для скромной не такой молодой девушки, работающей в доме и потерявшей  двух мужчин в своей жизни с интервалом в 5 дней? А от Джен и здесь не потеряла связь с реальностью.
-Ко мне на 3 дня приедет моя тётя из Солт-Лейк Сити.
Как по нотам предупредила дворецкого Глэдис. Джен знала, что отомстить хочет не только она. События того самого дня, когда Дионис вернул себе власть, перечеркнули не только ее жизнь. Единственное, что ее удивляло- это Оо, как Михель так сглупил? Что пошло не так в его казалось бы 100% выигрышном плане? Это было весьма занятно, хоть и смерть любовника сильно подкосила Дженнифер. Куда сильнее, чем могло бы показаться.
-Сжечь все...
Единственные слова безумного Короля из ее любимой книги и последующего телешоу, пришли в голову слишком навязчиво. И это действительно был выход. Вот только потребовалось ей больше чем пол года... но в это сентябрьское утро все было более чем хорошо. Так же отличным было то, что ещё будучи хозяйкой дома, она настояла на том, что бы ее личная горничная Глэдис жила в доме, а ее спальня была не так далеко от хозяйской. Вернее прямо под ней. И по небольшой лестнице можно было без труда попасть в будуар, на случай если Донне Лауре что- то потребуется. Так что ей даже не придётся пробиваться в главный дом. А от будуара до кабинета рукой подать. Всего лишь несколько дверей. Толика везения и все получится. Ровно в назначенный день некая Джулия Стайлз 65- ти лет прилетела из Солт- Лейк Сити в Нью-Йорк. Здесь ее ждала  ее  липовая племянница. У Глэдис долго быть все готово. Охрана предупреждена, а в ее комнатке стоять ещё одна кровать. Взяв такси, Джен или Джулия, как она звалась с января этого года, взяла такси и назвала адрес своего дома, дома в котором прожила долгую и весьма неспокойную жизнь.Тихая гавань никогда ее не устраивала. И женщина чётко понимала, что сегодня ей предстояло все закончить и снова исчезнуть. У неё опять было все готово, и купленный билет, и другие документы. Сегодня предстояло исчезнуть и Джулии Стайлз. Так что Бедная милая Глэдис останется оправдываться сама. Глэдис ждала ее у ворот. Она вышла из такси и с сильным южным акцентом поприветствовала свою "племянницу".
-Моя дорогая, девочка! Только посмотри на себя! Совсем взрослая! Сколько мы не виделись? Лет 10?
Спросила она, заключая Глэдис в объятия. От неё просто несло дешёвыми духами и она выглядела, словно деревенская провинциалка. Джен видела в каком шоке была ее горничная.
-8 лет. Мы в последний раз виделись на похоронах дяди Бена...
Пролепетала девушка. Видимо Глэдис стало страшно. Но ничего, Джен найдёт способ ее успокоить.
-Все же у тебя всегда была отличная память! На похороны твоей тёти Энн я так и не смогла приехать! Мне не с кем было оставить моих любимых котиков! Как думаешь сколько весит Мистер Вискас? Ну, сколько дорогая?
Вопрошала она бедную Глэдис.
-Я не знаю, тетя...
Джен дала документы охраннику и они прошли на территорию.
-12 килограмм! Представляешь, 12! Тоби весит 11! Целых 11 килограмм и ветеринар заверяет меня, что мои мальчики ожирели! Лапка же весит 6 килограмм и для неё это нормально! А ещё...
Далее следовал рассказ о котятах Лапки и Тоби с перечислением их окраса и заверением обязательно показать фото. Из комнаты Глэдис Джен почти не выходила 3 дня, сославшись на неловкость. Глэдис приносила ей еду, так как Джен искренне и не без оснований боялась старой Аннунциаты. Вот уж кто мог ее признать, ведь пластику- то она не делала! Месть она отложила до последней ночи, оставив на неё лишь несколько часов. У неё был снять тот самый номер в пригородном отеле и на этот раз ее ждал новый парик. Длинные, довольно приметные рыжие волосы и документы на имя Элис МакБрайд. Билет до Дублина лежал в сейфе. Она нарочно выбрала фамилию бывшего любовника, дабы была какая- то связь с ее прошлым. Ведь это так символично! А вот в Европе она найдёт возможность затеряться!Так что оставалось дело за малым- подняться по лестнице, и добраться до кабинета сына. В том, что Дионис там- она не сомневалась, так как верная Глэдис сообщила, что только 10 минут назад принесла ему виски и сигары, так как те, что были в кабинете мистическим образом кто- то куда- то переложил. Все было готово и Джен предвкушала реализацию своего блестящего плана. Она оказалась на нужном этаже и без проблем подошла к двери кабинета. Свет горел. На ней было одно из ее любимых платьев, а Глэдис помогла ей с прической и макияжем. Сегодня она выглядела на все 100% и видимо месть Глэдис за любимого Йена и их ребёнка, которого она потеряла на 5- ом месяце беременности пересилила верность новым хозяевам.

+1

3

Сентябрь, увядание природы, настроения никакого, потому что осень, потому что все пошло не так, потому что жизнь Диониса не может течь в одном русле. Адри не сберегла ребенка, это была ужасная трагедия, Ди ждал этого ребенка с такой радостью на сердце, но все разрушилось в один момент, выкидыш. Все это лето молодой дон переключился на Марису, чтобы заглушить ту боль от потери и расставания. Даже когда, Ди приходилось появляться в полицейском участке, то всегда проходил мимо кабинета Гулар, и делал это быстро, чтобы не встретиться с ней случайно, рана толком не затянулась. Когда он полностью вернулся в семью, и с женой начал проводить все свое свободное время. Кто же у него был самым близким человеком? Конечно осталась только жена, которая всегда поддерживала, и терпела его измены. Дионис был благодарен супруге, что та не отказалась от него. Пусть у них в семьях не разводятся, но и жизнь какая была у Шелби тоже не жизнь, чтобы потом ради восстановления этой самой разрушенной семьи нанимать суррогатную мать, чтобы подарить мужу наследника. Тем более Мариса готовилась к появлению на свет второго их сына. Ди был удивлен, что для престолонаследия все складывалось отлично, два сына, при том почти сходу.
Была почти ночь, Глэдис принесла в кабинет Ди виски и сигареты, как тот и просил. Сегодня он предупредил жену, что придет позже в спальню, ему нужно было завершить просмотр почты и документации. Поэтому Мариса могла спокойно заснуть, ведь на шестом месяце особо не позанимаешься любовью, но по крайней мере, он обещал с ней посмотреть ее любимый фильм. Ведь у них все изменилось с мая. Правда, из-за работы, Дионис не мог проводить много времени вместе, но вечером они гуляли в саду, просто разговаривали. Он держал Маттео на руках, чтобы все это выглядело более семейной прогулкой, ведь с семьей он не может проводить весь день. Порой даже уезжать почти на сутки.
Налив себе виски, и закурив, Дионис внимательно всматривался в документацию на мониторе компьютера. Молодой дон торопился завершить все, и отправится отдохнуть. Стряхнув пепел в пепельницу, и снова зажав сигарету в зубах, начал исправлять цифры.
- Как всегда из-за одной цифры! – возмутился Ди и откинулся на спинку стула, докуривая.
Он сохранил, и уже нажал на завершение работы, взял стакан и подошел к камину, смотря на языки пламени. Докурив, кинул окурок в огонь. Делая мелкие глотки виски, просто наслаждался некой свободой от работы, а завтра у него насыщенный график.

0

4

Мировая литература знает множественные примеры, когда мать убивала сына или сын мать. Но в современном обществе это считается дико, ненормально. А что если она никогда не хотела его рождения? Джен не видела в этом ничего такого. И Диониса никогда бы не было, если бы она так ни кстати оставила в ванной коробку от теста на беременность. Он не должен был родиться, о чем она сказала ему не так давно. Но Сильвестр был лучшим отцом, чем она матерью и правоверным католиком. Джен же религия интересовала в последнюю очередь. Конечно же она жертвовала больницам и на благотворительность. Но этим занимается каждая женщина ее круга. На деле же ее всегда интересовал лишь Адам. На него она делала ставку при жизни и даже после смерти. Все испортил Михель. Джен не сомневалась, что даже с Джейкобом все испортил именно Шелби. Будь она рядом она бы нашла способ держать Джонса в узде, но Михель отверг ее и заплатил самую высокую цену. В том, что в его жизни появилась другая женщина, Максвелл не сомневалась, как и в том, что это в любом случае было бы временным явлением. Она не сомневалась в том, что у Михеля во все времена ли любовницы. Некоторых она даже знала. Но в отличии от Эстер конкретно кого- либо в его постели не ловила. Наверное, она бы это так просто не оставила и Михелю пришел бы конец. Впрочем он и так его нашел. Крайне странно, что именно так. Слишком рано и слишком банально. Джен всегда казалось, что Михеля кто- то убьет. Но он и здесь всех обломал. В этом был весь Михе. Всегда и все делал так как выгодно именно ему. Даже умереть умудрился по своим правилам. Но сейчас нужно было думать не о Михе, а о том, что она собиралась сделать. Михеля больше нет, а ошибка природы все еще жив, что было абсолютно не делом. Дионис вообще не должен был родится. И теперь она была в этом уверена. Так что войдя в кабинет услышав его фразу, отпустила саркастичное замечание.
- Только одна цифра? Удивительно. Хотя... Адам никогда не допускал ошибок.
Сказала она, полнимая пистолет.
-Не с места. Самому же хуже будет.
Сказала она. И направив пистолет решила не тянуть с выстрелом. Дженнифер вообще не понимала всяких там театральных сцен и понимала, что времени у нее мало. Она смотрела на Диониса и понимала, что все же зря она не выбросила в мусоропровод положительный тест на беременность. Тогда бы у нее точно бы не было второго сына. Все бы унаследовал Найджел. А регентом при нем был бы Михель. Но уже нет ни Найджела, ни Михеля. Зато есть Дионис. И это надо исправить. Она так сжала пистолет, что и не заметила, как нажала на курок. Раздался выстрел. Джен сама  вздрогнула. Она думала, что- то еще  сказать, да и прицелиться она не успела. Так что пуля попала Дионису в предплечье. Рана в принципе неопасна. Но вызывает обильную кровопотерю. Конечно, это было не то, чего хотела Джен и она понимала, что выстрел привлечет к себе внимание охраны. Внезапно дверь распахнулась, Джен обернулась, но среагировать  не успела...

+1

5

Он смотрел на языки пламени, ему нравился огонь, невозможно отвести глаза, наблюдая, как трещат поленья, превращаясь в уголь. Эдакое перерождение через муки. Никто не вечен, никто не сможет жить вечно, и даже спокойная жизнь превратиться в ад, если забыть, что было. Пройдя через трагедию, Дионис понимал, что так больше нельзя, нельзя разрывать себя, и хоронить. Да, у него не будет никогда той жизни, о которой, он мечтал, да, не будет счастья, но у него есть все, что нужно для жизни, только нос воротит, притворяется слепым, лишь бы подальше держать Марису, на расстоянии, чтобы казаться для нее тварью. Только никто не знает, что творится у него в душе, как мучается он от боли, которая рвет его на части. Боязнь влюбится, а потом страдать.
Дионис услышал знакомый голос позади и повернулся, поставив стакан на камин. Как он и узнал, это была его мать, Дженнифер Максвелл, с направленным на него дулом пистолета. Она опять пустила колкую фразу, чтобы сильнее задеть Ди, но он лишь улыбнулся, и поднял руки вверх, давая понять, что сопротивляться ей не будет. Все такая же, с безумными глазами, но зато с другой прической, скорее всего с париком. Молодой дон лишь смотрел на мать, смотрел прямо в глаза, но видно было что рука у нее дрожала, когда она выстрелит было делом времени. Она выстрелит, она еще как выстрелит, Ди знал свою мать, ее безумство дошло до точки. К сожалению, мать не любила его, и с потерей Адама, она слетела в катушки, она просто сошла с ума, в принципе, она и так не сильно была здравомыслящей, а потом и вовсе стала безумной. Чего ее сговор с Шелби стоил?
- Мама… - лишь сказал, не двигаясь.
Раздался выстрел, острая боль раздалась в  левом предплечье, на лицо брызнула кровь, а по инерции подался назад и ударился об стену, и так же по стене сполз на пол, оставляя кровавую дорожку на стене. Дионис посмотрел на свое ранение, потом на мать, понимая, что она целилась в сердце. Белая рубашка вмиг становилась красной, окрашиваясь в цвет крови.
- Мама…Это война…Это все же война…
Ди видел, как мать снова поднимает пистолет на него, он не стал закрывать глаза.  Лишь в последний раз посмотреть на свою родную мать, которую любил, которую ненавидел, которая подарила ему жизнь,  которую сейчас собирается отнять. Хотя бы Дженнифер выполнит свою мечту, и сделает то, о чем мечтала так страстно.

0

6

Иногда жизнь нас не о чем не спрашивает, и она, так быстротечна, что не всегда успеваешь, что-то сделать. Почему для кого-то жизнь это радость чего-то важного, и именно о такой жизни всего хочется мечтать. А для Марисы это была жестокая жизнь, где она оказалась на улице, только родившимся ребенком. По сути ее матери было просто посрать на нее. Да, она не может сказать, что жизнь ее была лучшей, это вовсе не так, ее нашли, как ни парадаксально звучит, но в самой что ни на есть грязной, вонючей помойке. Возможно для кого-то это абсурд, что такого быть не может, но это правда. Мариса знает, что ее детям никогда не узнать той жизни, в которой присутствовала она сама, не стоит им знать. Второй малыш должен появится на свет через три месяца. Да, она забеременила рано, буквально через четыре месяца после рождения первенца Маттео. Она и не думала, что снова так быстро залетит. Но она знает, и понимает, что маленький Маттео для Диониса был не очень желанным ребенком, потому что девушка заставила его на себе жениться. Но она продолжает в него верит и все еще любить. Может кто-то скажет, что он монстр, но это не так, она понимает, что все из-за того, что он не верит ни одной женщине, и ей однозначно. Однако, Мариса верит ему, продолжает поддерживать не смотря на то, что он ее предал. Но та девушка поступила с ним мерзко, такое не прощается. Убить малыша внутри себя, это ненормально, да она желала, чтобы с той, что-нибудь случилось, но это был просто порыв. Ее руки машинально, по привычке, гладят округлившийся живот. В Дионисе многое изменилось, но он все еще продолжал ее держать на расстоянии, девушка делала все, чтобы показать как она его любит. Сидя на кровати, Мариса напряженно ждала приход мужа. Они оба хотели, после того как он в своем кабинете посмотрит почту и прочитает документацию, и тогда, присоединиться к ней, чтобы посмотреть ее любимый фильм. Мариса улыбалась, когда ее Дионис, мог проводил с ней и сыном больше времени. Ее глаза светились теплом и любовью, когда Дионис брал на руки Маттео, и они гуляли по саду. Пусть, одно, но маленькое воспоминание, вызывало тепло в ее душе и сердце. И вскоре у них родится второй сын, чему девушка была рада, да эта беременность  ведь ей тяжело давалась буквально четыре мясаца назад, она чуть его не потеряла. Все было хорошо, если бы не одно обстоятельство. Вспоминать ей совершенно не хотелось. Главное, что малыш выдержал испытание, и снова растет внутри нее. Но сейчас, она чувствовала тревогу внутри себя. Она просто ощущала, как быстро стучит ее сердце. Страх пронзил ее тело. Ведь ее не обманывало чутье, потому что, уже что-то происходит, и этот страх отчетливо отдавался в ее мозгу. “Дионис! С ним что-то происходит... что-то не так- тревога вселилась, и теперь, все встало на свои места. Встав осторожно с постели, она не знала, для чего, но открыв дверь шкафа, она вынула заряженный пистолет. Мариса видела, как муж его там прятал. Сняла его с предохранителя, передернула затвор, и открыв дверь, вышла из комнаты, и направилась в сторону кабинета мужа. Чем ближе ее шаги, тем явственней она понимала, что ей надо поторопиться. Ей кажется, что время уже на исходе, и если она ничего не сделает, произойдет непоправимая ошибка. Сейчас, ей кажется слишком долгим коридор, и что она до кабинета никак не может дойти. Пистолет девушка спрятала под футболку, и его не было заметно. Ей не хочется, чтобы ее остановили так не вовремя. Ее мысли были далеки от того, что происходит в доме, что в нем кто-то есть. Марису за собой ведет инстинкт, и гонимый страх за своего любимого мужа. Кто бы не был сейчас рядом с ним, ему сейчас грозит опасность, и только она сможет, что-нибудь изменить, и возможно предотварить очень плохое. Только сейчас в ней присутствовал трезвый ум, и хладнокровие. Стрелять, она не умеет, но видела, как это делают по фильмам. Поэтому, она все сделает правильно и ее никому не остановить. Пусть только попробуют, тогда они увидят разьеренную тигрицу, которая порвет любого за своего любимого. Подходя тихо к двери, Мариса слышит голоса своего мужа и еще женский голос довольно неприятный, и ей он кажется знакомым, но кто это может быть, пока не понятно. Но разве может Марису остановить то, что происходит? Нет, теперь глаза Марисы полны ледяного холода. Но когда слышится выстрел, девушка лишь на долю секунды цепенеет. Но почти сразу же придя в себя, Мариса внутри себя ощущает вкус адреналина. Теперь, ее ничто не может остановить. Девушка, достает пистолет из-под футболки, держит за ствол обеими руками. Слышит голос Диониса наполненный болью, внутри Марисы, что-то щелкает, и сразу же, опускает руку на ручку двери, и опускает ее вниз, и открывает дверь. Ее пистолет направлен на женщину, которая в руках держит пистолет, и он сейчас направлен прямо в сердце ее любимому Дионису. Она не стала ждать, пока женщина среагирует, и что-то сделает. Женщина оборачивается, но ничего сделать не успевает. Оба указательных пальца, нажимают на курок, слышится глухой щелчок, и пуля выпущенная из дула, летит в женщину. Конечно попасть сразу и убить у Марисы не получилось, но задеть, кажется ранить у нее получилось. Главное, чтобы она больше не смела угрожать тому, кто дорог сердцу Марисы.
- не смейте угрожать Дионису. Вы исчадие ада, вы заслуживаете смерть, а не ваш сын!- когда тело женщины обмякло и она упала на пол, из онемевших рук Марисы, выпал пистолет. Ее стала бить крупная дрожь, тело тряслось, боль распространилась внизу живота. Девушка ощутила что так не должно быть, но у нее начались схватки. Она не видела и не замечала, что в комнате кто-то появился. Боль все сильней и сильней стягивала ее стальным обручем. Вся комната поплыла перед глазами Марисы, она ничего уже ничего не слышала, ни одного голоса. Слегка пошатнувшись, девушка хотела схватиться за что-то, чтобы не упасть, и согнулась от новой невыносимой волны боли. Крик не мог вырваться из ее легких, казалось, что она потеряла голос. Но ее рука ухватила только воздух, пол кабинета, стал быстро приближаться. Мариса не заметила край угла на своем пути от стола, поэтому ударившись виском об него, Мариса упала, потеряв сознание. Теперь боль больше уже не могла мучить ее тело.

Отредактировано Marisa Motizi (2017-12-07 22:29:38)

+1

7

Что должен чувствовать ребенок, которого хотят убить? Дионис не чувствовал вообще ничего, чувствовал боль в плече, чувствовал, как кровь течет из раны, и его когда-то белая рубашка уже наполовину стала красной. Брюнет сидел на полу, и смотрел матери в глаза, понимая, что это все, что его ничего не спасет, лишь надеялся, что Мариса сможет воспитать нормально Маттео и другого сына, который родится без отца. Лекси и Фред помогут, они не бросят. Дионис улыбнулся матери, улыбка сквозь боль. Никогда не хотел, чтобы на его лице была застывшая гримаса ужаса, когда смерть настигнет его. Он хотел, чтобы скорее мать выстрелила и покончила с этим унижением.
Почему-то Дионису вспомнился момент, после нападения на черную Лилию, где ранили Майкла Шелби, и Константина Морелло. Фраза тогда еще официального наследника: Я не собираюсь умирать от пули, будучи даже не вооруженным! Именно эти слова пришли сейчас в голову, так и произошло, он умер от пули, будучи даже не вооруженным. Вот и все, вот и не успел ничего сделать, ни сыновей воспитать, ни отметить с Марисой серебряную свадьбу. Мать готова обрубить все, хотя, теперь она подготовилась отлично и была настроена радикально.
Раздался еще выстрел, Дионис вздрогнул, но боли не было, и он лишь видел, как рухнула на землю с криком бывшая донна Лаура, она задыхалась, она билась в конвульсиях. Ди предположил, что пуля попала в легкое, но это уже не имело значения. Она умирала, мучительно, и по справедливости. Максвелл должна была умереть еще тогда в январе прошлого года, когда погиб ее сынок, единственно-любимый. Главное, кто стрелял, брюнет повернул голову, это была жена, жена, его родная жена. Молодой дон улыбнулся, его жена, женщина, которую постоянно отталкивал от себя, по сути спасла ему жизнь. Но что-то пошло не так, Марисе стало плохо, и тоже упала на пол.
«Ребенок!», - промелькнуло в голове.
- Иса! – закричал он, и собрав в себе силы, на четвереньках дополз до супруги. – Иса! Иса, очнись! Милая…любимая…
Диониса атаковала паника, и его беспомощность, левая рука не работала, а голова кружилась, он не мог ничего сделать, лишь только панически смотрел на бледное лицо своей жены, и на струйку крови, текшую из виска.
- Кто-нибудь! Помогите! Да где все? – кричал Ди.
Так он кричал пару минут, пока не прибежала гувернантка, которая извинялась, что была в ванной и не слышала ничего. А у солдат, оказывается, была пересменка, и они все находятся на тренировочной площадке. Служанка вызвала скорую, но Дионис тоже уже отключился, силы его все же покинули.
Очнулся Дионис уже в палате, он открыл глаза, и осмотрелся. К его руке была подключена система. В палату вошел врач, и Ди оживился, пытаясь приподняться на подушке.
- Спокойствие мистер Мотизи. Вам нельзя сейчас вставать. – сказал мужчина врач.
- Где моя жена? Как она? Мне надо позвонить. Мне нужен телефон…
Ему нужно позвонить сестре, ему нужно ей сказать, и попросить, чтобы Лекси навестила Марису, и узнала, как она.

+2

8

Ночь и тьма повторялись множество раз, не давая девушке прийти в себя. Боли не было, была какая-то легкость во всем теле. Но понять, что с ней произошло было просто почти невозможным, глаза открывать не получалось. Воспоминания стали вихрем проносится в ее голове. Но снова наступала темнота, что забирала ее к себе снова.
Она видет Диониса он с Маттео улыбается ей, его глаза нежны и полные любви к ней Марисе. Ей нравится идти рядом с двумя родными ей людьми, ее такими любимыми мужчинами. Но в момент все становится совершенно другим, улыбка с лица Диониса слетает, стало меркнуть его лицо, и он вместе с Маттео уходит от нее. Внутри Марисы все сжимается, боль снова сжала ее грудь тисками. Девушка хочет закричать, крика нет, голос пропал.  Она не верит своим глазам, так не должны быть. Мариса бежит за ними, но силуэты все дальше и дальше уходят от нее. Она падает на колени, слезы текут из глаз, Мариса снова теряет сознание. Девушка даже не понимает, что все ее крики сейчас реальны.
- НЕТ! Дионис, пожалуйста... не уходи, не...- голос ее прерывается, и снова тьма взяла вверх над девушкой, забирая ее с собой в мир тьмы. Снова забытье, снова мгла, опустошение, и ничего кроме боли и непонимания. Но сквозь какаю-то пелену она слышит обрывки фраз и разговора, но не может ничего понять. Почему же происходит все не так, как ей хотелось бы видеть. И вот снова засветились краски, она видет себя со стороны. Маленькая девочка лет восьми, она сидит за столом, перед ней включена лампа, и свет очень тусклый, еле видный, за окном ночь. Мариса аккуратно выводит мазки держа кисточку в руке, ей хочется, чтобы рисунок получился красивым. Следом, она заканчивает ложиться спать, она знает, что утром она в свете солнечных лучей вновь увидет красоту своего рисунка. Утро, пробуждение, девочка босыми ножками бежит к своему столу, останавливается на полпути. Она видет, что ее рисунок, на который она потратила полночи, разорвали в клочья, и куски бумаги валялись на полу. Заходит женщина, она смотрит на пол, потом на девочку, которая стоит с растерянным видом, хватает ее за руку, и тащит за собой. Дальше расширенные глаза от ужаса, и очень сильные удары по спине. Слезы и крик что она этого не делала, никто не слышит. Ребенок на которого по сути всем было плевать.
- нет, пожалуйста, это не я... послушайте, я не рвала этот рисунок...это не я...- всхлиповала Мариса, не понимая, что это все она выкрикивает на самом деле, потому что она была полностью в мире поошлого, которое ей навевает все то, что ей причиняло боль. Она снова ощущает что кто-то ей что-то на ушко, но она пока разобрать слов не могла, и кто-то ее успокаивает, она ощущает чью-то руку в своей руке, ее гладят. Ей так хочется вырваться из этого плена, ей нужно чтобы с ней был ее любимый муж, чтобы открыв глаза, она его увидела рядом с собой. Она же, так сильно его любит. Он только может помочь ей выбраться из этого забытья. Мариса чувствует ласкающий, теплый луч солнца на своем лице. Она начинает понимать, что мрак оставил ее в покое, что теперь над ней властвует свет. Мариса пытается открыть глаза, но пока не получается, глаза как будто заполнены свинцом, и открыть пока ей, их не получится. Но то, что плохих снов у нее больше нет, говорит о том, что она приходит в себя. Снова сон, но в этот раз Мариса улыбается протягивает руку, и Дионис берет ее за руку, маленький Маттео радостно подпрыгивая идет рядом с ними. Потом ночь полная любви, она на седьмом небе от счастья. Кладет руку на уже свой округлившийся живот, где вскоре должен родиться второй ребенок, которого они ждут. Ребенок! пролетело в ее мозгу, она ведь беременна, улыбка появляется на лице. Она знала, что Ди очень его ждет с нетерпением, как и она сама. Сегоднешний день такой потрясающий на улице наверное так хорошо, что ей хочется посмотреть, взглянуть в окно и насладиться светом. Ее рука медленно движется вниз к ее плоскому животу. ЧТО?! Этого не может быть, НЕЕЕТ, мой ребенок, наш малыш...- от ужаса Мариса ничего не могла говорить, она открыла с ужасом глаза. Она потеряла ребенка, не может такого быть, это не правда, он во мне, и он жив. Руки Марисы коснулись, она повернула голову и посмотрела в глаза своему мужу. В глазах стояли слезы, она не знала, что ему говорить, что делать, если понимаешь, что малыша нет.
- Ди... его нет, да? Я потеряла нашего малыша? Я... я... прости, прости, я виновата в том, что его нет... мы так хотели, а я...- все что могла сказать Мариса, причина всему, она одна.

Отредактировано Marisa Motizi (2017-12-11 22:50:07)

+1

9

Дионис был упрям, в каких-то вопросах был невероятно упрям, при том в том случае, когда надо быть наоборот, слушать, и идти на уступки. У него пулевое ранение, правда, ему наложили швы, но он потерял много крови, и выглядел бледно. Ему нужно было отоспаться, много пить, и отдохнуть, но ему правда было важно, состояние Марисы. Ди старался не вспоминать мать, которая билась в мученических страданиях и захлебываясь кровью. Она сделала выбор, она сама подписала себе смертный приговор, решившись на убийство. Дженнифер видимо прочитала русскую классику Максима Горького «Мать изменника», где хладнокровно убила своего сына ударом ножом в сердце. Дионис не был предателем, и с радостью жили бы с донной Лаурой в мире, но… но разрушать – не строить.
Прошли сутки и немного придя в себя, Ди встал с кровати и позвав охранника, который дежурил за дверью. Джордж помог своему дону одеться, и закрепить руку на бандаж. Пиджак было неудобно одевать, поэтому телохранитель взял его в руки. Диониса слегка шатало, но он шел к жене, ему надо было увидеть ее, а  родильное отделение находилось в совсем в другом крыле. Поэтому преодолевая слабость, брюнет шагал к своей жене, ему необходимо увидеть ее, необходимо обнять, поцеловать, и убедится, что с ней и с ребенком все нормально. В мыслях было полно всякой гадости, и даже мысли были о том, что и этот ребенок умер. Вспомнились слова матери, то самое проклятие, о котором, все сыновья будут умирать на руках, но тот ребенок была девочка, и она не умерла на руках молодого человека. Ди подошел к стойке регистрации.
- Мариса Мотизи, двадцать один год. – сказал Дионис, ожидая ответа.
Но вместо ответа к нему подошел врач, и проводил к комнате с огромным окном, там лежали младенцы. Около двадцати, Ди всматривался в каждого, но ничего не мог понять, поэтому посмотрел на врача.
И какой из них мой?
- А ваш в боксе, он родился недоношенным, у него небольшие проблемы с легкими, но мы боремся, мы его вылечим, уйдет пара недель. Ваша жена скоро придет в себя.
Молодой дон увидел лежащего в боксе младенца, лежал неподвижно, и сердце йокнуло у Диониса, он прислонил ладонь к стеклу.
- Сделайте все что угодно, чтобы он выжил и чтобы он был здоров, деньги значения не имеют.
Врач кивнул и проводил Ди в палату Марисы, брюнет сел на край ее кровати, и взял ее ладошку в свою ладонь, и смотрел на нее. А может это и есть та самая любовь, к которой он стремился всю свою жизнь? Эта девушка спасла его жизнь, не дала сделать матери контрольный выстрел. Прошло не долго, как девушка пришла в себя. Ее глаза были испуганы, и тут же она начала оправдываться и винить себя. Ди с улыбкой покачал головой.
- Он жив, он родился. И я его видел, на этот раз ребенок похож на тебя. Я так и знал, что порода Кортез, вы все такие. Сильные, и приспособленные к жизни. Все будет хорошо.
На этом Ди наклонился к жене и поцеловал ее.
- Спасибо за сына, и за мою жизнь.

+1

10

Казалось что весь ее мир только что разлетелся вдребезги, ей казалось, что она уже испытывала боль, но такую, как сейчас, еще нет. В миг все разрушилось, и то, что она так хотела, счастье, любовь, малыша которого уже нет в ее животе. Никто ни в чем не был виноват, только лишь она сама. Не смогла удержать то маленькое царство, что так внутри себя лелеяла, а теперь ничего не осталось. Мариса ощущает прикосновение рук Диониса, она знает что он ее поддерживает, рядом с ней, но все это почему-то сейчас ее не волнует. Она так и не сможет вновь подержать на своих руках маленькую кроху, услышать биение его сердца. Но так же она видит другую картинку в своей голове. Женщина, та которая могла так ненавидит своего сына. Мариса видела ее лицо, тот взгляд который говорил, что мать не хочет чтобы ее сын жил, хочет только его смерти, как дуло пистолета смотрели в беззащитное сердце Диониса. Мариса поняла сразу, что это женщина не имеет права жить, и только смерть может успокоить ее черную душу. Она уже была испорчена и вся покрытая густой, черной кровью. Изменить в ней хоть что-то уже не возможно, может Мариса и жестока в своих словах, но она будет рада тому, что дона Лаура умирала в предсмертных муках, что жизнь бывает столь коротка. Для таких как эта женщина не имеет никакого смысла просто обычная жизнь, она считает, раз что-то не вышло у нее, так значит, можно испортить ее другим, но нет, Мариса не дала этому случиться. Она спасла любовь всей своей жизни, и не дала коварным планам, уничтожить все, что ей так дорого. До девушки не сразу доходят слова, которые произносит ее муж, но когда они для нее обретают смысл, и Мариса наконец понимает, что малыш не погиб, она его не потеряла, он жив. Именно это слова вновь оживляют ее заледеневшее сердце, что их малыш, будет с ними. Слезы облегчения уже показываются на глазах Марисы. Она их не скрывает, они текут по ее щекам, стекая по губам, ее глаза приобретают краски жизни. Боль уходит, просто растворяется в ней, руки которые ей казались холодны, начинают теплеть. Мариса смотрит на своего мужа, ее губы, еще слегка подрагивают.
- он жив? Правда жив? Я так боялась потерять его... ты он и Маттео самые важные в моей жизни. Родился мальчик? Я хочу его увидеть. Где он?- Мариса понимала, что если малыш недоношен, а он родился ведь прежде времени на седьмом месяце беременности, то им сейчас во всю врачи занимаются и делают все, чтобы малыш жил. Иначе Мариса за себя неручается, не сдержится, ее мир сейчас только на трех ею любимых мужчинах. Для девушки важны все три жизни, те кого она так любит. Поэтому подняв свой взгляд, снова смотрит на Диониса, и на ее губах появляется мягкая и застенчивая улыбка влюбленной женщины. Да, она немного приоткрыла себя в том свете в тех красках, которые раньше она скрывала от всех, но не от мужа. Для него она все больше открывалась, чтобы он просто видел девушку, что его так сильно любит, пусть Дионис пытается ее от себя отталкивать, но светлая его душа тянется к ней, к ее любви.
- не знаю Дионис, я не очень хорошо знаю свою сестру, и не особо стремлюсь к этой семье. У меня она уже есть. Ты, Маттео и малыш. Как назовем нашего сына? Я тоже надеюсь, что все будет хорошо.- Мариса снова стала именно той жизнерадостной, улыбчивой и счастливой девушкой. Дионис наклонился к ней, и поцеловал ее в губы, Мариса ответила на поцелуй, потому что она уже не может представлять себя без Диониса. Потому что ее жизнь это дом, любовь которую она дарит любимому мужу, сыну и скоро второму сыну, когда ее и малыша выпишут из роддома. Она уже хочет домой, чтобы вновь засыпать в теплых обьятьях Диониса, слышать его слова произносимые в ее ушко, целовать его в губы. Разве это не то счастье, не та радость, которую испытывает каждый из нас? Именно то, о чем мечтаем, и лелеям в своем сердце? Да, все именно так, теперь она знала, что счастья много никогда не бывает, оно может быть только свободным, прекрасным и жить каждый раз слушая биение сердца. Если это все же, не любовь, тогда скажите, что это может быть? Только то, что многие совершенно не правы, когда начинают, ничего не понимать. Для Марисы это два сердца что любят.

+1

11

Семья, главное слово в жизни человека, но у Диониса как таковой семьи не было. Прямое доказательство его слов, это ранение, которое нанесла ему мать. Мать! Мать, которая должна защищать свое дитя, которая должна направлять, а не убивать. Мариса  в этом плане была тем самым центром, который должен быть в каждой семье. Мариса хранительница очага, только, к сожалению это поздно понял молодой дон.
- Конечно, он жив! Он же Мотизи, нас сложно убить. Мы сильные, и мои дети будут сильные.
В свои силы Дионис не верил, он никогда не верил, и каждый раз кто-то постоянно напоминает об этом. А каждая неудача в жизни заставляла копаться в себе.
- Тихо! Ну куда ты навострилась? Лежи, отдыхай, тебе сейчас нельзя вставать. Он все равно в боксе лежит. Принесут, когда убедятся, что опасность позади.
Ди улыбнулся, и провел пальцами по ее щечке, смотря в глаза. Это не та разрушающая оковы любовь, это благодарность, это совсем другое, это когда душа с этим человеком становится спокойнее, это когда просто устал искать любовь, когда разочаровался в ней, когда просто ничего не хочешь.
- Они те еще темные лошадки на мировом рынке алмазов. Я не говорю, что именно стремится узнать, просто хотя бы ты обрела семью. Как видишь со мной может произойти много всякого, и не очень хорошего, меня могут убить, меня могут изгнать из собственного дома, и знаешь, хорошо будет, если в такой кризисный момент тебе будет, есть куда сбежать, и спрятать наших сыновей.
Его интересовала только безопасность наследника, теперь уже наследников. Беспокоится о своей безопасности просто бесполезно, уже не раз доказывалось, что жизнь очень хрупкая штука, и что ее можно лишится за доли секунды. Самое последнее доказательство будет в виде шрама на плече.
- Будет Бруно Джакомо Мотизи! – гордо заявил Дионис.
Он уже представлял, как возьмет на руки своего младшего сына, и посмотрит на его маленькое личико, и попытаться найти общие черты. Если сейчас глядя на Маттео, он практически копия Диониса, то когда он был маленький, максимум были похожи черные как смоль волосы.
- Ты сама как себя чувствуешь? Сама рожала или опять операция?
Ему действительно было интересно состояние своей жены, он беспокоился за нее, и боялся ее потерять, тогда он точно останется один. Он уже забыл все, что было, забыл всех, кто когда-то в его жизни мелькал словно светлячки, а потом, нагадив, удалялись. Вот и Дионис нажал на «Delete». У него только жена, и двое сыновей.

0

12

Вот когда ты знаешь, что на седьмом небе от счастья, понимаешь, что до этого просто старалась существовать, держаться за жизнь любыми способами, и пусть это было ей противно, она все это ненавидела, но для того чтобы выбраться из той грязи, и этого всего дерьма, у девушки не было другого выхода. Помнить, что судьба постоянно тебя бьет по самому больному, до чего дотрагивается, и потом сама же, даже проверяет как и из какой в данный момент ситуации, ты сможешь выбраться самостоятельно так, чтобы показать всем, что тебя не сломали, что твой дух все еще жив. Самое сложное во всей ситуации это то, что в любой момент можно потерять маленькое, крошечное существо, которое только еще начинает внутри тебя расти, шевелится. Мариса сама себе улыбается, когда она сможет вновь взять на руки малыша. Только это никак не говорит о том, что она будет мало дарить любви своему старшему сыну Маттео, это не так, она мать, и любит обоих малышей крепко и сильно. Она никогда никому не даст разрушить их маленькую семью, она важная часть ее жизни, ее любви, ее дыхания. Да, она недавно спасла жизнь своему мужу, и всегда так будет поступать. Мариса никогда не думала что дона Мотизи может пойти на убийство, в голове Марисы это никак не укладывалось. До сих пор она все еще видит картинки, которые буквально ужаснули Марису. Ведь так спокойно и хладнокровно целиться в сына и при этом ничего не ощущать. Не толики раскаяния, ни боль, просто ненависть. Да, возможно с самой Марисой поступили мерзко, бросив ее, но она перестала ненавидить свою семью, просто все улеглось, но забыть, она никогда уже не забудет. Хочет ли Мариса вновь встретится с ними с сестрой новоявленной? Судя по ощущениям девушки, она этого не очень хочет. Ее никто из так называемой семьи не пытался даже искать. Только решили о ней вспомнить, когда она стала доной Мотизи вышла замуж за самого Диониса, теперь можно вспомнить о малышке Марисе. Только вот ей самой всего этого уже не нужно, девушка глубоко разочаровалась в них.
- вы мои самые любимые, вы моя главная семья. Вы те, кто нужны мне, те кого я так сильно люблю. Вы трое, мои самые сильные мужчины ты, Маттео и наш малыш.Я так люблю вас.- произнесла Мариса смотря влюбленными глазами на Диониса. Он та важная состовляющая которая заставляет ее сердечко биться, и показывать чувства, что она вся целиком и полностью принадлежит душой и телом только лишь мужу. Больше никто не смеет притрагиваться к ней, все осталось в прошлом, и она хочет навсегда это все похоронить в сундуке, и никогда его больше не пытаться даже открыть, иначе, она потеряет все, что ей так дорого в этой жизни, мужа и ее сыновей. Мариса ощутила, как его пальцы прикоснулись к ее щеке, провели подушечками пальцев, девушка прикрыла глаза. Она буквально ощущала исходившее тепло от чувств Диониса, что она будет счастлива наконец рядом с мужем.
- нет, Дионис я никогда не уйду от тебя. Знаешь, я тоже думала над тем, почему они раньше меня не нашли? Почему именно сейчас? Не знаю почему, но я не хочу с ними знакомиться. Я и малыши всегда будем рядом с тобой, никто не посмеет тебя убить. Даже не думай об этом Ди.- слова взапале произнесла Мариса, она не хотела даже об этом думать. Ей даже больно от мысли, что Диониса не будет рядос с ней, так не должно быть, так и не будет. Только вот снова предательские слезы вновь показались в глазах Исы.
- прости, снова я не сдержалась. Лучше, я уеду тогда из страны, поменяю документы, чтобы спрятать сыновей. Но только одна мысль что я потеряю тебя, отзывается болью в моем сердце. Пожалуйста сделай все, чтобы выжить. Я знаю, ты сильный, ты сможешь выбраться из любой ситуации живым, потому что я в это верю.- голос Марисы почти надломился, и слезы уже потекли с ее глаз, по щеке. Просто их она больше не могла сдерживать, она не может, и не должна потерять своего любимого мужа. Сквозь слезы она услышала голос мужа, как он гордо дал имя своему сынишке
- красивое имя Бруно Джакомо Мотизи. Вы все что есть у меня. Я и хотела, чтобы ты сам назвал нашего младшего сына. Я вижу твою гордость и любовь к малышу. Я тоже хочу его увидеть Ди. Пожалуйста, отвези меня к нему.- она знает, как муж хотел чтобы она родила сама, и она этого тоже хотела, но ее падение, глворило о том, что снова было кесарево, что она сама не смогла вновь родить, как и Маттео.
- прости, но из-за моего падения, мне снова делали операцию, так что к сожалению не сама. Но я надеюсь, что в следующий раз, я сама смогу родить. Мне очень хотелось бы девочку. У нас ведь еще будут дети? Я очень люблю тебя Ди.- говорить про мать Диониса, девушка пока не могла, но знала, что возможно она уже мертва, Мариса не думала об этой женщине, ей на тот момент хотелось спасти мужа от нее.
- Дионис ты как себя чувствуешь? Она сильно тебя задела? Что говорят врачи? Я испугалась за тебя, когда уидела ее в твоем кабинете, и с пистолетом в руках, нацеленных в тебя. Я не секунды не раздумывала и выстрелила в нее. Мне было важно спасти тебя. Я совершенно не понимаю, как можно так ненавидить собственного сына? Я совершенно не понимаю ее. Надеюсь, она получила по заслугам. Никому не дам, убить тебя. Она больше не посмеет тебе причинить боль.- ведь теперь ее маленький мир, пусть и хрупкий нуждается в защите, она никому не даст пойти против ее семьи, никогда.

Отредактировано Marisa Motizi (2017-12-26 23:23:44)

+1

13

Дионис переживал за жену, все же на ее долю выпало столько всего, а теперь на ее глазах чуть не произошло убийство. Конечно, Мариса и сама убила свою свекровь, но Ди хотел оградить супругу от всего этого. Кровь, убийства, всегда от этого держали подальше женщин.
- Они искали тебя, и если ты не помнишь, именно у них ты скрывалась, когда в январе захватили Шелби власть. Ты наверное забыла от падения, надеюсь ты вспомнишь.
Сейчас не место для споров, он не защищал семейство Кортез, но так же и понимал, что искать человека сложно, не говоря уже о младенце, плюс видимо запоздавшая реакция была. Так что сложно найти, это как искать иголку в стоге сена.
- Дорогая, ты не сможешь поменять документы, если у тебя не будет денег, закон капитализма. Так что давай реально смотреть на вещи, и при этом трезво. Я понимаю, что ты еще толком не отошла от наркоза, но это не повод показывать характер. Как видишь, я живой, и жив благодаря тебе. Если бы не ты, то хоронили бы меня.
Дионис представил себе эту картинку. Его мать готова была выпустить весь магазин пистолета. Наверное, похоронами занялась Александра, но Дионису было все равно, его волновало здоровье жены и новорожденного сына. Это единственное, что беспокоило молодого дона.
- Имя я давно подбирал, можно с тех пор, как ты забеременела. Ты знаешь, что имена детям дают отцы.  Так что смирись. Ты королева, и твое предназначение рожать наследников и ублажать короля, то есть меня, - Ди улыбнулся и указал на себя.
По сути в их мире женщины не принимали решения, но и в мафии жениться было обязательным пунктом. Если брать черную лилию, то Дионис являлся самым молодым отцом, как и женатым мужчиной. В итоге к своему двадцати одному у него есть жена, есть два сына, и плюс ко всему он главенствует в Лилии. Еще не хватает для полного счастья, выпуститься на обложке Форбс и устроить свой джек-блек с наркотиками и шлюхами.
- Конечно будут еще дети. Конечно, будут, но вот насчет девочек не обещаю. Да, я и не хочу девочек. Ты должна рожать только мальчиков.
Дионис не хотел, чтобы у него была дочь, все что произошло у него будут плохие ассоциации, если у него родится дочь. Может лет через десять, а может и двадцать, но все равно не будет такого счастья в глазах, как могло быть.
- Я нормально, не переживай ты за меня. Я как бык! Здоровья у меня хоть отбавляй. Я крепкий, меня одной пулей не возьмешь. Это царапина, как комар укусил.
Дионис пытался быть сильным, пытался быть крепким, но все равно, с каждой минутой ему становилось все хуже, но он не подавал виду, чтобы Мариса не беспокоилась за него. Ведь самое главное, это ее здоровье.
- Она всегда меня ненавидела, она вообще считала, что я не должен был родиться. Она хотела сделать аборт, но отец настоял. В итоге получаем, что я не должен получить родительскую любовь. Если это она спланировала тот переворот в январе, тогда пулевое ранение в плечо, логичный финал для всего этого большого дурдома. А ты стреляешь хорошо, ты ей вроде прострелила легкое вроде, и моя мать задыхалась и ее легкие наполнялись кровью. Мученическая смерть для монстра.

+1

14

Да, возможно она совершенно забыла о том, что все же они ее искали, а она сейчас говорит о них плохо, не верно с ее стороны. Но все же что-то ей не совсем уютно сейчас, и о сестре нет таких сестринских теплых отношений. Конечно она рада, что у нее есть семья, и что все же она не одна во всем целом мире. Но все равно в ней сердце не отзывается нужным теплом, но все же родная кровь есть, и уйти от этого она тоже никак уже не может. Ей что-то подсказывает что сестре не стоит сильно доверять, только вот почему, понять пока не удается. Увидеть сестру, Мариса все же хочет, стоит наладить отношения, попытаться понять ту ситуацию, по которой матери и сестре пришлось отказаться от нее. И Мариса хочет узнать правдивый ответ, а не какие-то там от них отговорки или недомолвки. Она согласна с Дионисом все же она немного после падения могла подзабыть, она могла бы сделать вид, что забыла, но обманывать мужа она не желала, потому что не хочет между ними никакой уже лжи. Но напрягая свою память Мариса не могла понять, почему она ничего не помнит про Шелби  что произошло, когда они захватили власть над всей лилией? Она никак не может вспомнить, почему она от них скрывалась, что происходило.
- да, прости немного подзабыла. Напомни еще раз, почему я пряталась семьи Шелби? Почему я пытаюсь понять, картинки есть, они появляются и исчезают. Зачем они меня искали? И главное для чего? В моей голове картинки появляются, а потом снова исчезают, и я не могу уловить суть.- но точно что-то было явно не так. Может, ее мог искать из тех, с кем она имела связь, или кто-то, кто более могущественен, и хотел вернуть игрушку, только девушка ею, точно не была. Она надеяться, что Дионис ей расскажет и она постепенно начнет все вспоминать. Ведь семья ей тогда помогла, а она отталкивает их от себя. Она не верно поступает сейчас с ними, и стоит все же знать, что они есть.
- знаю, что без денег я ничего для нас не смогу сделать, но они мне не нужны, мне важней, чтобы ты был рядом со мной. Сейчас я больше переживаю о тебе. Ди ты же еле сидишь, так нельзя. Пожалуйста хотя бы присять в кресло. У тебя же ранение. Я благодарю судьбу за то, что я оказалась рядом. Внутри сердца я ощущала тревогу. Не знаю почему, но я пошла именно в твой кабинет. Мое сердце вело меня туда, к тебе. Я рада, что вовремя нажала на курок. Твоя мать получила по заслугам.- может это и неправильно со стороны Марисы, но на тот момент для нее это был тот шаг, который она сделала, убив монстра. Теперь эта женщина мертва и никто больше не сможет так близко подойти к ее мужу. Она сама для него станет той самой защитой и поддержит своего любимого мужа, она само спасение для него. Теперь речь пошла про имена, и девушка была рада, что Дионис выбрал красивое имя для их мальчиков. Ей хочется одну девочку, но это не значит, что она не любит сыновей.
- Ди, я же ощущая как тебе тяжело говорить, хоть ты и храбришься. Давай приляжь рядом со мной. Тебе нужен отдых. Не надо так шутить Ди, я переживаю за тебя.- он говорил о своей матери с ненавистью в его словах, с гневом и затаянной болью, что ребенок не получал материнской любви и заботы когда-то в детстве, но Мариса все сделает для того, чтобы Дионис знал, ощущал, понимал, что она его любит всем своим сердцем и никто не вырвет ее это чувство.
- она монстр, исчадие ада, она не заслуживает жить. Она хотела посметь, отнять жизнь у своего сына. Она не должна жить. Я здесь с тобой, рядом, я люблю тебя и всегда буду это доказывать, и показыаать. Каждому зверю своя звериная смерть. Ад выжигается адом. Твой отец правильно сделал, что настоял, иначе тебя бы не было со мной. Ты вся моя жизнь, как и наши с тобой малыши. - именно так, она все это и чувствует. Все равно для Мариса семья это муж и дети.

+1

15

Дионис посмотрел на нее, и не мог понять, Мариса прикидывается, издевается, или того хуже, действительно частично забыла, все что было? Странно.
- Потому что, когда псевдо Адама вернули в дом, мне хотели сделать лоботомию, и оставить овощем до конца своих дней. Нашего сына хотели убить, как наследника Мотизи, а тебя отдать солдатам, а если осталась живой, то в бордель. Теперь понимаешь? Уничтожить все, чтобы никого не осталось.
Ди рассказал все вкратце, так как не имел достаточно сил рассказать больше, так еще и сама Мариса после операции выглядела не на все сто процентов. Поэтому брюнет попробует восстановить ей память, потом, когда они вернутся домой.
- Нельзя надеяться на меня, у донов короткий век. Меня могут убить, могут арестовать, а ты должна защищать наших сыновей, ты это должна понять, и иметь у себя разные паспорта на разные имена и фамилии, чтобы скрыться, сбежать, и потеряться в толпе, чтобы не нашли. Со мной все в порядке, не переживай.
Кошмарный день, кошмарная ночь навсегда врежется в память, и чувствовать вину, за то, что Лекси будет оплакивать мать. Эрик на пару с Фредом организуют все, и похоронят по-человечески, но только уже не на кладбище, рядом с Мотизи, хотя там половина лежит каких-то других людей. Брюнет представил себе, что Дженнифер Максвелл будут хоронить дальше от Мотизи, на окраине кладбища, с простыми людьми, с теми, с кем она явно не хотела быть.
- Нет, правда, со мной все в порядке, - подтвердил молодой дон. – я не могу прилечь, мне надо возвращаться в свою палату, мне должны поменять повязку. Да и возвращаться домой надо, нельзя мне оставлять дом надолго. У меня еще полно дел. Нечего разлеживаться мне в больнице. Как будет можно, приеду за тобой и за Бруно. Я попрошу своих людей, чтобы тебе привезли телефон. Не смогу заснуть без тебя. Эти дни будут тяжелыми.
Она говорила, и у Ди встал ком в горле, каким бы монстром не была его мать, она все же была его матерью, и он бы принял смерть от ее рук. Злость и ненависть, первые эмоции, но когда все уляжется, становится больно и пусто от потери. Словно очередную часть души откололи и убили.
- Да, конечно, ты права… - согласился он. – Ладно, мне пора идти на перевязку, и выписываться. Ты лежи, восстанавливайся, я же хочу выполнять свой супружеский долг.
Дионис подмигнул жене, и наклонился, поцеловав Марису.
- Сегодня привезут тебе телефон, и мы с тобой созвонимся.
На этом он встал, и пошел к выходу, с каждым шагом, чувствуя, что ему становится дурно, и в глазах начинает темнеть, а уши словно перестали слышать. Когда Ди закрыл дверь в палату, чуть не упал, но был вовремя подхвачен своим человеком.
- Идем на перевязку… что-то хреново мне…

0


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » Not Forgotten » Родить и убить