У Вас отключён javascript. В данном режиме, отображение ресурса браузером не поддерживается
Текст поста недели

читать полностью
ПОСТ НЕДЕЛИ
КВЕСТ НЕДЕЛИ
ПАРА НЕДЕЛИ
Добро пожаловать!
Не задерживайтесь на главной странице, а присоединяйтесь к нам. Время в игре: ноябрь- май 2017. Готовы ли вы погрузиться в мир большого города? Не боитесь ли попасть между сильнейшими криминальными кланами? Хотите испытать себя? Любовь, ненависть, взлёты и падения, карьера и крушения всех надежд... Если вы готовы- Добро пожаловать в Нью-Йорк!
ADMIN | ADMIN | ADMIN | ADMIN | ADMIN |

Daring Life: New York loves you

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » Real time » Чувства облили лидокаином...


Чувства облили лидокаином...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

*http://sd.uploads.ru/K3AEl.gif*
*Быть может глупо вспоминать, чувства собирать.
Глупо, ведь они разбиты.
Ты научила меня ждать, я тебя страдать;
И пора понять, что теперь мы квиты. *

Дата и время
29 ноября 2016 года
Место
Кабинет Лакки в стриптиз клубе Night Flight

Участники
Lakki Sandzhanello & Erich Reiner
Очередность
см. выше

*Когда-то давно она его любила. Он же - любил лишь себя. Когда-то давно их семьи дружили, но после пути разошлись. Теперь отцы семейств решили вновь объединится, а гарантом нерушимости дружбы станет брак между Эрихом и Лакки. Но что об этом думают сами жених и невеста? Согласятся ли они безропотно или попробуют воспротивиться воли родителей?*

+1

2

ВВ

https://pp.userapi.com/c543100/v543100897/27069/zuTkSPJPsgk.jpg

Жизнь часто преподносит сюрпризы и, признаться честно, Лакки была уверенна, что относится к тем, кто от данной "милости" избавлен. Да, не все в ее жизни было так, как ей хотелось бы, но при этом, в свои двадцать шесть лет, она была довольно хорошо обеспечена финансово и независима от семьи. По крайней мере именно так ей хотелось думать. Ведь сумела же она уехать учиться в другую страну, а после и замуж выйти за того, за кого хотела?! Сумела! А то, что брак был на зло папочке, не важно. Как не важно и то, что собственный супруг в отцы годился. Ну и что, что любви не было? Что не было детей? За то она осталась богатой вдовой. Да и не хотела она любви... Да, когда-то мечтала о гостях, красиво украшенной церкви и волшебном подвенечном платье. И что бы у алтаря стоял тот самый, единственный и любимый... Что бы у алтаря ее ждал Эрих. Кто же знал, что очень скоро эти мечты разлетятся множеством осколков, а сама девушка уже никому не откроет свое сердце? Да, в ее жизни будут другие мужчины, будут симпатии, но любовь? Нет, подобной роскоши она себе уже не позволит. Ибо слишком больно было в первый раз. Казалось бы, все в ее жизни предрешено... Ан-нет, папочка решил вспомнить, что я хоть и взрослая, и самостоятельная - но против семьи не пойду.
  Когда Джино сообщил ей о предстоящей свадьбе - она рассмеялась. Нет, ей действительно стало смешно, так как подобная перспектива в ее планы не входила. О чем, собственно, девушка и сообщила отцу. Когда же он назвал имя избранника - она психанула. Нет, брюнетка не закатывала скандалов, не билась в истерике головой об пол, но... старинная фарфоровая статуэтка не выжила. И это было единственное, что пострадало. Да, Санджанелло не успокоилась, но взять себя в руки смогла. И теперь, сидя в своем кабинете спустя 4 часа, она медленно пила дорогое красное вино, прислушивалась к звукам музыки, что доносились из зала клуба, и ждала приезда Эриха. Тот факт, что ей не только предстоит выйти за него замуж, но и само его нахождение в Нью-Йорке по прежнему казалось нереальным. Даже после того, как несколько часов назад она позвонила ему и попросила встречи. И вот теперь она его ждала, при этом предупредив охрану, что бы его сразу провели к ней.
  Лакки отдавала себе отчет в том, что за десять лет они оба изменились. У каждого своя жизнь и свои цели и, быть может, у него даже есть любимая девушка. Надеюсь, что есть. Кто знает, быть может благодаря ее наличию, мне удастся избежать этого брака. Брака с человеком, которого ненавижу всей душой...

+1

3

Мужчина устало потер переносицу, потянулся и откинулся на спинку кресла, оторвав наконец взгляд от мерцающего бледно-голубым экрана монитора, за которым провел сегодня не меньше шести часов, проверяя полученные отчеты и документы по американскому филиалу. Данные были неутешительными, но Райнер упорно искал несоответствия и ошибки, не веря на слово, что все настолько плачевно.
Не верить кому бы то ни было на слово было его давней привычкой, он предпочитал контролировать все сам и видеть воочию то, о чем напевали соловьями всевозможные помощники, статисты и аналитики. Единственным частичным исключением была сестра, точно также ответственно подходившая к работе, как и Эрих. Магдален вообще была до жути похожа на брата, даром, что неродная по крови.. Зато дух у них был один на двоих, малышка с детства впитывала в себя черты старшего в семье, получая от него ту заботу и любовь, которую отказывался давай ей отец, пошедший на поводу у любимой жены, мечтавшей о дочери.
Несмотря на достаточно позднее время, сотрудники офиса летали за плотно прикрытыми дверями словно пчелки, за неделю усвоившие, что с новым, пусть и молодым, но начальством шутки плохи. Эрих вообще не признавал слабостей, когда дело касалось бизнеса, наверное потому и смог основать свой собственный, теперь же оказавшись брошенным в болото загнивающего филиала, о чем позаботились недоброжелатели отца.
- Мистер Райнер, Вам по звонок по второй линии, - донесся механический голос секретарши, на что Эрих удивленно вздернул бровь. Для партнеров уже было поздновато, особенно учитывая время в Европе, с поставщиками на сегодня все дела были улажены, так кто бы мог его беспокоить в девять вечера в пятницу?
- Кто это, Лили, - задал тот вопрос, понимая, что его удивленное выражение лица по громкой связи не передается.
- Мисс Санджанелло. Прикажете соединить или сообщить, что Вас нет? - задали уточняешь вопрос в том время, как Райнер выдохнул сквозь зубы и словно весь подобрался как зверь перед смертельным броском.
Санджанелло...кто бы мог подумать десять лет назад, что короткая, пусть и приятная интрижка, напомнит о себе в будущем.. Так неприятно напомнит.
Он отчетливо помнит разговор с отцом парой дней ранее. Его категоричный тон, суровое лицо и поджатые губы. Казалось, что удовольствия от беседы он получает не больше, чем сын, но Эрих намного, намного сильнее...разочарован? разозлен? Все вместе и даже больше. Давление в любой форме он ненавидел с детства, а требование о заключении брака с какой-то девицей, пусть и той, кого Эрих уже успел охмурить в прошлом... Кто возвращается к своим трофеям? Она давно стала для него пройденным этапом, перевернутой и забытой страницей, после которой было еще сто таких же... Женится на ней? Увольте.
О чем мужчина внятно, с чувством, с толком и расстановкой объяснил своему чересчур авторитарному отцу, который, кажется, за время управления бизнесом слегка забыл как следует общаться с членами семьи.
Впрочем, угроза лишения наследства лишь позабавила Эриха. Он уже давно и крепко стоял на ногах, чтобы бояться подобного. В конце концов, слишком хорошо зная свою семью, он и предполагал в далеком прошлом нечто подобное, а потому заранее решил обезопасить себя и выкупить свою свободу ценой собственных усилий, времени, ненормированных рабочих дней и фальшивых улыбок для привлечения инвесторов. Все ради того, чтобы быть самостоятельным и независимым от прихотей стариков, богатых стариков, даже будь они родней.
Сейчас же эту свободу предлагали, нет, требовали продать и предать в угоду семье. Лишь потому, что когда-то давно отец допустил ряд непростительных ошибок, которые хотел исправить за счет собственного сына. Это было слишком.
Тогда-то Эрих бросил несколько резких слов и развернулся, чтобы покинуть место встречи с отцом, однако, успел услышать то, что ощутимо заставило поколебаться мужчину... Под удар попадала сестра, о которой, в отличие от родного сына, Райнер-старший особо не заботился никогда, считая уже благом то, что однажды забрал годовалую кроху из приюта. На этом лимит его добрых дел в жизни Магды был исчерпан.
- Слушаю, - сдержанно произносит Райнер, беря трубку и переключаясь на нужный канал. Голос на том конце провода, почти позабытый казалось бы, мгновенно вспыхивает в памяти. По крайней мере одна знакомая деталь у моей невесты осталась, как-то криво и зло усмехается своим мыслям мужчина, пока соглашается на встречу и даже бровью не поводит после озвученного адреса. Знать все популярные развлекательные заведения в городе - часть его работы, в конце концов партнеры бывают разными, а уж их вкусы... Нужная атмосфера - половина дела для удачных переговоров.
Ни личную охрану, ни водителя Райнер брать не стал, в конце концов зачем им лишние уши при столь интимном разговоре? А в том, что он был крайне сложным и на повышенных тонах, Эрих не сомневался, вылавливая из памяти обрывчатые кусочки отношений с Лакки Санджанелло. С ней никогда не бывало просто, но по крайней мере интересно. И место встречи, где его провожали на самый верх, по всем законам логики предназначенный для кабинета начальства, это лишь подтверждало.
- Неужели за время нашей разлуки ты решила сменить ориентацию и увлеклась полуголыми девицами? Или тебе не хватает мужского внимания, а мальчики на сцене внизу тебе его дарят за пару хрустящих банкнот? - вот что вместо приветствия произнес Эрих Райнер, одетый в дорогой костюм, пахнущий едва уловимо дорогим одеколоном и иронично ухмыляющийся, переступая порог помещения. На его лице не было и следа усталости после тяжелого рабочего дня, лишь непроницаемая маска из уверенности и доли ехидства, что так редко спадала с его лица.

+1

4

Она ждала его и не знала, есть ли в этой встречи смысл. Есть ли вообще смысл хоть в чем-то и в их встрече особенно? Вряд ли. Как и вообще в самой жизни. В такие моменты, Санджанелло начинала сожалеть, что после гибели мужа захотела вернуться в семью; что не осталась в Греции, в особняке Димитрия. А ведь могла! Могла остаться там. Забрать у Олимпии опеку над Бриджит и дать ей шанс на нормальное детство. Но нет, мне захотелось быть достойной дочерью, той, что является гордостью отца! Той, которая сумеет продолжить семейный бизнес. Вот только в чем смысл? Наследником все равно остается Дарио, а я... всего лишь разменная монета, которую выдают замуж во благо семьи. Откинувшись на спинку кресла и устремив взор на мониторы, которые транслировали происходящее в самом клубе, шатенка довольна улыбнулась - заведение было заполнено полностью. Прибыль должна быть хорошей... Члены Лилии будут довольны... Вот и еще один момент, что говорил о несправедливости этого мира: женщины этого круга могли возглавлять бизнес и приносить пользу организации, но встать во главе семьи - Вы что, совсем головой тронулись?!
  - Мисс Санджанелло, мистер Райнер прибыл. Лукас ведет его к Вам в кабинет. - услышав голос Луиджи, шатенка лишь усмехнулась и промолвила в ответ:
  - Спасибо. Как приедет Марко, попроси его зайти в мой кабинет. - она понимала, что играет с огнем, что знакомить с будущим мужем собственного любовника, пусть и бывшего, возможно, верх глупости, но... она не могла удержаться от подобной провокации. Ей было важно показать ему, что лично она ни на каплю не заинтересована в предстоящей свадьбе; что от былых чувств и стремлений не осталось даже воспоминания. Возможно, это не дальновидная демонстрация, но... лучше так, чем вновь поддаться его обаянию. А в следующий миг двери распахнулись и появился он - ее персональное проклятье! По прежнему хорош! Но уже не той смазливой красотой подростка, а... как бы правильнее это сказать? А, точно! От него так и веет уверенностью в себе, деньгами и дорогим парфюмом - убийственная смесь для наивных дурочек. Наверное, можно было бы даже и не задействовать Фьеро, ибо Эрих первыми же своими словами не позволил ей ускользнуть в омут былого. Ну надо же... какие мы сердитые. Усмехнувшись на его слова, Лакки не стала утруждать себя отвечать на эту провокацию. Вот только... она по прежнему была от него зависима. Она поняла это сразу же, как услышала его голос. Черт, черт, черт! Лакки, прекрати! Все уже в прошлом! Все рухнуло в тот момент, когда он исчез без объяснений! И лишь потом, когда утихла моя истерика, появился отец... с кратким курсом истории взаимоотношений между нашими семьями. Наверное... именно тогда я и повзрослела.
- Проходи, Эрих, давно не виделись. - на ее губах появилась безмятежная улыбка, в то время как глаза оставались холодными. Она не была рада его видеть и не считала нужным об этом лгать. - Я не буду ходить вокруг да около, так как ценю свою время. - перестав улыбаться, она посмотрела ему в глаза - Мне не нужна эта свадьба. Как, в прочем, и ты.

+1

5

Часом буває так що хочеш почути
Речi яких б нiколи не знати
I тягне за руку тебе в то мiсце
Де думаєш краще б очей не мати
Спи собi сама
Коли бiля тебе мене нема

На губах все так же играла ухмылка, когда он проходил вперед, делая несколько уверенных шагов по кабинету. Она не сходила с них и тогда, когда впервые за десять лет вновь прозвучал голос Лакки. Живой, настоящий, не та электронная пародия, которую он слышал часом ранее. Только вот не хватало в нем чего-то... Не было манящего огня, который привлекал окружающих, тепла, которым с удовольствием делилась некогда юная девушка, а сейчас...Кем она была сейчас? Дочерью своего отца? Так и ведь тогда ей оставалась. Вдовой? Да, возможно, Эрих успел навести кое-какие справки. Или хозяйкой борделя..простите, клуба? Время меняет всех, кого-то в лучшую сторону, кого-то нет, но войти дважды в одну воду невозможно не только потому, что глупо возвращаться к прошлому, а потому, что и возвращаться некуда... Никогда и никто не станет таким, каким был десять лет назад, в тот день, когда Эрих последний раз видел ее сияющие счастливые глаза в ресторане на самом верху высотки, а под ногами лежал целый город. Он и сейчас был там, пылью оседал на дорогую обувь Эриха, ложился неровным слоем к пальцам Лакки, а они, взирая на остальных с высоты собственных пьедесталов, криво улыбались и отдавали очередной четко выверенный приказ. Он это видел в ровных стопках бумаг, лежащих на столе, в мониторах компьюетеров, сдвоенных на современный манер и дающих больше обзора, еще больше эффективности. Пожалуй, краем сознания Эрих-бизнесмен с удовольствием отмечал обустройство кабинета в таком дряном заведении, как стриптиз-клуб. Несмотря на всю свою, казалось бы, поверхностную натуру, их он не жаловал. В чем прелесть таких заведений? Куда идут несчастные забитые жизнью девушки и парни, готовые на все, даже на продажу собственного тела, пусть и не физически, но визуально, лишь бы покрыть очередной кредит, взятый у правительства, прокормить престарелых родителей, воспитать малолетних детей, появившихся по глупости в раннем возрасте. Эти клубы, имей ты смазливую мордашку, давали некоторым возможность выжить и свести концы с концами, вот только это было настолько мерзко, что мужчину едва не передернуло от подобных мыслей. По доброй воле в такие места он никогда не захаживал.
Сейчас, смотря на эту женщину, похорошевшую, со строгим лицом и упрямо сжатыми губами, он видел лишь очередную представительницу Черной Лилии, которые ему уже осточертели. Спасибо папочке. И все больше уверялся в том, что такая жена ему не нужна. Та Лакки из прошлого была живой, эта - лишь холодной куклой. Лишние манекены не нужны ему в жизни.
Прочь отсюда. Прочь от Санджанелло. Никогда нельзя возвращаться туда, где когда-то был счастлив...к тем, в кого был влюблен.
Разочарование.
Эрих и не пытался его скрыть. Оно сквозило в его взгляде, проглядывало в каждом движении и слове. Он прошел мимо шикарного дивана, обтянутого кожей. Дорогой, но такой неудобной вещичке, способной лишь повысить статус владельца. И сел в мягкое и более удобное кресло, стоящее чуть в отдалении. В нем легко представлялась сидящая после тяжело рабочего дня Лакки, потягивающаяся, словно кошка, как она любила это делать в прошлом, смакующая что-то не слишком крепкое, но ароматно-алкогольное. Или быть может и эти ее привычки изменились? Эриху было плевать.
Она ему не нужна.
Ни тогда. Ни сейчас.
Благо, их взгляды совпадали хоть в чем-то.
- Если бы я тебе не был нужен, то вряд ли бы ты набрала сегодня вечером мой номер, - осклабился он, откидываясь на спину кресла, - но, пожалуй, эта свадьба, - последнее слово он произнес с особой интонацией неприязни и хотел бы сказать, что черта с два она ему нужна, однако, выдавать вот так сразу себя.. и не только себя. Все, что держало его сегодня в кабинете Сандажанелло - мысли о сестре, - не такой уж и плохой вариант, - словно и не слышал последних слов Лакки. Он был спокоен, он был уверен. Ему нужно было отказаться от бракосочетания, боги, да само слово - брак? Разве не ощущается в нем, ненужность, фальшивость, никчемность? Брак по расчету. Чьему и зачем? В его расчеты такое не входило. И судя по всему, сидящей напротив женщины, тоже. Однако, Эрих слишком давно знал своего отца, чтобы поверить в легкую победу. Тайный заговор за его спиной? Да ради всех богов, конечно же, да! Вот только выйти из него Райнер должен был победителем без единой потери. Пусть их несет вторая сторона, к чему ему лишние жертвы? Альтруизмом Эрих никогда не страдал.
- Только представь как чудно мы заживем. Правда, клуб придется прикрыть. Или продать. Моей жене нечего заниматься подобным. Ты любишь машины, Лакки? - внезапно он назвал ее по имени, бархатисто, тягуче, так, как раньше. И подался вперед, ловя чужой взгляд карих глаз, - знаю, что любишь. Я подарю тебе на свадьбу один из лучших мустангов, экспериментальная модель, 850 лошадей под капотом. Я помню как ты зажмуривалась, а после восторженно кричала. Я многое помню, - он замолчал, на самом деле на доли секунд уносясь в прошлое, туда, где под колесами машины полотном стелилась дорога, а девушка рядом была столь желанна и прекрасна, что захватывало дух не от скорости, а от нее самой.
Прошлое. К нему глупо возвращаться. И об этом себе грех не напомнить.
- Или у тебя есть иные предложения?

+1

6

Не обіцяй назавжди
Не обіцяй навічно
Де твоє-моє завтра
У скронях вітер свище.
Не обіцяй, навіщо?
Не обіцяй, не треба
Залежить час найближчий
Та не завжди від тебе.

  Звоня ему этим вечером, Лакки отчетливо понимала, что разговор будет не простым. Что по минному полю пройти будет проще, чем договориться с тем, кто ненавидит всю мою семью. Вот только отказаться от своего плана она не могла и не хотела. И дело было не в том, что шатенке хотелось увидеть того, кто разбил ее сердце. Куда важнее для нее было избавится от зависшего над ней, подобно дамоклову мечу, замужества. Только не думайте, что ей претит мысль брака без любви! Отнюдь не так, и замужество за Димитрием Станислопулосом яркое тому подтверждение. Санджанелло не хотела выходить замуж за того, кто заставлял ее чувствовать: когда-то любовь, теперь же лишь ненависть. Но ведь не зря говорят, что от любви до ненависти лишь один шаг. И, как показывает история, обратный путь не на много длиннее. А я не хочу опять страдать! Я просто хочу жить своей жизнью и наслаждаться отношениями, что удобны лишь мне. С Эрихом же... я вновь буду уязвимой, а Лилия слабости не прощает. Даже тем, кто вне ее рядов. Санжи старалась не смотреть на его четко очерченные губы, которые в прошлом сводили ее с ума. Она старалась не вспоминать о том, как в моменты близости под ее ладонями, еще не искушенной в чувственных наслаждениях девушки, скользили его мышцы. Прошло уже почти десять лет, а эти воспоминания все никак не могли исчезнуть. Возможно, именно по этому у нее и не сложились нормальные отношения с Марко. Да, девушка знала, что мужчина ее любит, что он никогда ее не предаст... вот только он не Райнер. С горечью подумала Лакки, а в следующий миг она уже закуривает сигарету. Шатенка не интересуется мнением собеседника, ей плевать на то, что он ее осудит. Она лишь играет роль - роль бессердечной стервы, которая не побоялась заключить сделку с дьяволом на собственную душу. Да так оно, по сути, и было. Я вернулась в семью. Я владею прибыльным делом, а значит не имею права на чувства; не имею права на слабость...
  - Хорошо, я сформулирую иначе: ты нужен мне лишь для того, что бы расстроить эту нелепую свадьбу, так как уверенна, что брак, подобный нашему, если он все же состоится, лишь разругает семьи еще больше. Ибо кто-то, и уж точно не я, не выживет. - она знала, что Эрих не потерпит угроз. Она рассчитывала на то, что он уйдет хлопнув дверью и покинет не только ее клуб, но и хотя бы город. Вот только... шатенка этого не хотела в действительности и от того, когда Эрих сообщил, что свадьба - это не плохой вариант, лишь рассмеялась. Рассмеялась искренне, как в юности, но очень быстро взяла себя в руки. Позволив на своих губах остаться лишь мягкой усмешкой - Райнер, мы оба прекрасно знаем, что женитьба - это последнее, что ты сделаешь в своей жизни. А уж женитьба на мне - так тем более, учитывая прошлое... - она делает не большую паузу, словно показывая, что ничего не забыто, но после продолжает - наших семей. - перспектива же совместной жизни, которую начал рисовать собеседник ни на миг не ввела Санджанелло в заблуждение. Будь ей лет семнадцать или двадцать, она бы, может, еще и поверила бы в его искренность, но ей было двадцать шесть, а значит.... - У тебя спросить забыла! Кажется, ты вернулся в город, что бы возродить дела семьи? Значит не станеш переходить дорогу Лилии. - ибо Лилии удобно, что на всех ключевых местах находятся верные организации люди. - Что же касается машин... да, люблю... но я не нуждаюсь в твоих подарках! И женой твоей я не стану никогда! - а вот намек на прошлое... это был удар ниже пояса... это была проверка.... И Санжи ее выдержала, лишь на какой-то миг в глазах промелькнула боль, но в следующий момент она вновь была не возмутима - Не поверишь, но я тоже склерозом не страдаю и помню, как ты покидал город. - встав со своего кресла, она напрочь проигнорировала его вопрос. И лишь подойдя к бару, спросила - Тебе налить выпить?

+1

7

Остывшее сердце это не камень
Это осколки льда
Для того,чтобы сдаться или исчезнут
Разве нужны слова
Давай же посмотрим, кто первый сорвется

У Эриха было много девушек. Совсем молоденьких и постарше. Брюнеток, блондинок, рыженьких. Роскошных скандинавских валькирий и чарующих южных мулаток. Он выбирал ярких, необычных, в каждой из его пассий, пусть она была на неделю или месяц, но в них была изюминка... То, за что можно было уцепиться, с чем можно было сродниться и даже влюбиться. Вот только он не влюблялся и не любил. Его симпатия была ярка и скоротечна, как фейерверк на ночном небе: кружащий голову, вызывающий восхищенные вздохи, но быстро гаснущий. Лакки была одной из тех, кто продержался рядом с Эрихом дольше всех, она умела удивлять каждый день, раскрывая все новые и новые грани. И надо отдать должное, что даже в 17 она сумела заинтересовать младшего Райнера. Или только в 17? Казалось, что в ледяной стерве напротив не было ничего общего с пташкой Санджанелло, красивой певчей птичкой, что скрашивала досуг Эриха все лето многие годы назад. Птичку можно посадить в клетку, а со стервами... с ними можно лишь иметь деловые связи до первой их истерики. Истеричек Райнер на дух не выносил.
Он покачал головой и усмехнулся. Не только крошка Санджанелло с годами научилась терпению и натренировала собственную выдержку, которую вот уже минут двадцать как испытывал мужчина.
- Брось, Лакки, я не собираюсь уничтожать членов твоей семьи, можешь не беспокоится о том, выживут ли они, - небрежно отмахнулся Эрих. Он прекрасно понял в чью сторону был выпад и кому угрожала юная Санджанелло, но он не был бы собой, тем Эрихом Райнером, которого она уже не могла знать и вряд ли когда-то узнает еще, если бы не перевел стрелки и ухом не повел, будто бы осознал всю глубину ее слов. Он позволил себе закинуть ногу на ногу, легонько постукивая пальцами по подлокотнику, словно кот в ожидании, когда мышке надоест совершать очередные глупости и она попадет прямиком в его когтистые лапы. Он молчал, молчал весь остаток монолога Лакки, оценивая, взвешивая все "за" и против, просчитывая ходы наперед - верная стратегия в бизнесе не раз выручила мужчину, не должна была подвести и в более интимном плане, на что он очень рассчитывал. Услышав вопрос о выпивке, Эрих согласно кивнул, не удержавшись от шпильки
- Неужели ты вспомнила о гостеприимстве?, - глаза следили за движениями Лакки, за тем, как он движется к бару уверенной походкой хозяйки жизни, берет бутылку с янтарной жидкостью и льет в низкий бокал, - виски, будь добра, ты же знаешь, я терпеть не могу ром, - скривился Райнер, предпочитающий шотландскую выпивку черному напитку корсаров, кивнув в ответ с благодарностью, когда женщина протянула наполненный стакан. Кончики пальцев по воле случая дотронулись до чужой руки и...ничего? А что он ожидал? Бурю эмоций, вихрь чувств? Нарезку кадров из прошлого, как в паршивых слезливых фильмах, что так любила сестра? Ведь дорожка мурашек, побежавшая под рукавом рубашки, это всего ничего...
Несмотря на то, что он сидел в кресле и априори был ниже стоящей Лакки, Эрих умел смотреть из любого положения так, словно был выше во всех смыслах. Оценивающий, изучающий, насмешливый - в этом взгляде было все и даже больше. Когда-то он смотрел на эту девушку обжигающе, нежно, даже заботливо. Умел успокоить парой слов и прикосновением губ. А сейчас? Сейчас ему нужно было накалить обстановку до предела, чтобы свадьба стала невозможна по независящим от него причинам и к этой цели он шел, как и к остальным, четко, уверенно, не заботясь о сопутствующем ущербе. Главное, чтобы его понесли другие.
- Это все? - он выжидающе поднял бровь и не дождавшись ответа перешел к сути дела.
- Я не буду даже предполагать откуда у тебя такие мысли, но обрисую картину более детально, - он сделал небольшой глоток, прокатив согревающую жидкость на языке и проглотил, легко улыбнувшись от терпкого и крепкого привкуса. Не ехидно или зло, что привыкли видеть окружающие, а на секунду, всего на секунду, от истинного удовольствия. Виски Райнер любил, впрочем как машины, свой бизнес и красивых женщин, все портила ему лишь эта дурацкая помолвка, которой не место в его жизни.
- Эта свадьба - не моя инициатива, Санджанелло, а моего отца. Впрочем, как я понимаю, твой в этом тоже поучаствовал не с твоей подачи, а значит ухудшать отношения между семья уже некуда, все и так в заднице, Лакки, из которой, как они думают, мы должны дружно выбираться, - на пару мгновений он замолчал, решая продолжать ли то, что хотел сказать или забыть?
Он помнил еще как уезжал, как отправил тот букет и даже не позвонил... Он получал ее смс и сотни звонков на протяжении пары дней. А потом тишина. Тотальная пустота и никакого электронного террора. "Видимо, отец удосужился ей все рассказать", промелькнула тогда мысль и на миг стало грустно. Не от расставания, нет, а из-за того, что чужое прошлое решало его будущего, из-за того, что все могло быть иначе, будь она другой..или он. Именно после того лета Эрих вплотную занялся вопросом собственной независимости от прихотей отца, все эти почти 10 лет лелея мысль, что у него получилось, почти получилось. И к чему он теперь пришел? Финиш оказался стартом, от которого так долго и упорно пытался убежать, сбивая ноги в кровь. Рука стиснулась на прозрачном стекле, впиваясь в грани бокала.
- А значит они пришло к выводу, что прошлое следует забыть. Мне же всегда было плевать на разборки стариков, - вот так просто. Он признался. Сказал, что уехал не из-за всепоглощающей ненависти, не из-за каких-то надуманных обид, если к кому у него и были счеты, так это к Мотизи, перекрывающим кислород бизнесу. Остальное - мелочи.
Он уехал просто потому, что так попросил отец, а не за что было бороться. Тогда нет, а сейчас?
- И дорогу Лилии мне не придется переходить, уверен, твой братец с удовольствием примет доходный клуб в подарок. В конце концов, это ему продолжать дело семьи в вашей организации, - Эрих никогда не был сексистом, нет, относясь к собственной младшей сестре как настоящему другу, достойному человеку и хорошему специалисту, но о законах Лилии кое-что слышал и сомневался, что из-за одной амбициозной девицы они изменятся, - тебя продали, Лакки, разменяли, как раритетную монету. Даже если ты заберешь с собой часть бизнеса, что принадлежит тебе на бумаге, ты уже не будешь мисс Лакки Санджанелло, тебя отдают в другую семью. И жить ты будешь по ее законам, - вновь усмехнулся мужчина, делая новый глоток, - очень мило со стороны твоего папочки, не находишь? И как верно ты заметила, чтобы поправить дела семьи в Америке, мне вполне пригодится такая женушка. Видишь, я достаточно честен с тобой. Поэтому я спрашиваю еще раз тебя, Лакки, пока еще Санджанелло, - в чем-то Эрих  лукавил, что-то был правдив, делясь некоторыми своими размышлениями с той, что ей уж не союзницей, то хотя бы инструментом по достижению цели должна была стать. Сам же он оказался серьезен, в его взгляде скользнула разводами дамасская сталь, пробравшись и в бархатистые нотки его голоса, - будут ли у тебя иные варианты?

+1

8

Зачем бросаешь слова? Без них итак больнее!
Я не умею дышать, когда любовь не греет...
И даже если б ушел - я бы тебя простила;
И только ветер кричал, о том как я любила!

  Какова вероятность того, что прошлое может настигнуть? Не в плане расплаты за ошибки и причиненное кому-то горе, а в виде давно забытых чувств? Ничтожна, согласитесь. Особенно, если объект этих самых чувств живет в Европе. По крайней мере жил... И почему я не интересовалась жизнью города в целом? Почему позволила сузить круг собственных интересов? Быть может тогда я была бы готова к его появлению, так как знала бы о его присутствии. А в итоге... в итоге мне с таким трудом удается сдерживать свои эмоции. А ведь она скучала... действительно скучала за теми мгновениями, что они проводили вместе. Ей не хватало той беззаботности юности, когда еще почти ничего не знаешь, когда нет необходимости контролировать собственные эмоции. Когда ты просто наслаждаешься жизнью и красками первой влюбленности. Когда-то мне казалось, что если кто и знает меня настоящую, то это Рейнер. По факту же, если кто и сумел меня понять, то Марко. Мужчина, который был рядом всегда, везде и во всем. Но полюбить которого я так и не смогла.
- Эрих, мы оба прекрасно знаем, что тебе это и не по зубам. - она говорила с усмешкой, тем самым умело скрывала свое волнение, и ни на миг не собиралась отступать. Да, она была в более проигрышном состоянии, шатенка это прекрасно понимала, но сдаваться не собиралась. Не теперь, когда моя жизнь почти полностью принадлежит мне! Нужно просто... быть чуточку хитрее. не знаю, что сдерживает его, от отмены помолвки, но я сделаю все, что бы первым отказался именно он. - Рейнер, я о нем и не забывала. Просто твое поведение к нему не располагала. - наливая ему виски и с трудом сдержавшись, что бы не налить ликера, Санжи за одно налила и себе. Правда вина. Одно радует - мой рабочий день на сегодня закончен, а значит - можно расслабиться. Хотя... нет, в присутствии Эриха это будет чревато последствиями. Передавая бокал мужчине, они лишь на мгновение соприкоснулись пальцами, но... это было подобно разряду тока. И ей бы, хотя бы мгновение, хотя бы одну секунду, что бы насладиться столь по забытым чувством, но... нельзя. Нельзя потому, что от этого будут лишь проблемы. Нельзя потому, что однажды она уже потратила несколько лет на то, что бы он просто перестал ей сниться...
   Отойдя на несколько шагов от того, кто являлся ее персональным искушением, Санджанелло не довольным взглядом окинула фигуру мужчины, что с таким удобством расселся в ее кресле. Ну и черт с ним! Сев на диван и, скинув надоевшие за день туфли, шатенка подобрала под себя ноги и, сделав несколько глотков, она внимательно посмотрела на собеседника и, слушая его откровения, лишь удивлялась. Удивлялась тому, что он действительно считал ее дурой. И ей бы, наверное, стоило бы быть по аккуратнее, более сдержанной, но... но ведь ему предстоит стать моим мужем. Это была рискованная игра, а значит - тем слаще будет вкус победы.
  - Да-да, как же. Так уж и все равно тебе было на разногласия наших отцов? - не смогла, не сдержалась, слишком... сильна была боль, а теперь... наверное осталась лишь обида. Обида на то, что в его понимании она не была достойна хотя бы объяснений лицом к лицу. - А на счет моего брата... Ты что, не знаешь Дарио? Не знаешь, что толку от него примерно столько же, что и от болонки? - не красиво? не вежливо? не правильно? Возможно, но когда тебе приходиться постоянно подчищать за кем-то, исправлять все, то... становится все равно. Все равно потому, что обидно. Обидно из-за того, что будучи старшей и успешной, ты все равно остаешься лишь девушкой. Не достойной возглавить семью, но вполне пригодной, что бы исправлять все за "наследником". И сейчас, слушая того, кто должен стать ее спутником жизни, с трудом не вздрагивая от его слов, подобных ударам, Лакки лишь продолжала мило улыбаться и не спешно пить свое вино. Да ладно, Эрих, ты правда думаешь, что я этого не знаю? Что я не вижу того, что происходит вокруг?О нет, мой дорогой, я все это прекрасно знаю и вижу... - Знаешь, что самое удивительное в моей ситуации? Они могут забрать лишь то, что записано на мисс Лакки Санджанелло, то есть - этот стрип-бар, который я должна сделать прибыльным. Все то, что принадлежит мне: дома в Европе, квартира здесь, казино в Атлантик-Сити - записано на миссис Лакки Станислопулос. По этому, если я не буду видеть иного выхода, я просто уеду. И мне будет уже все равно, как на это отреагирует отец. Но в одном ты прав - я пока не готова к такому шагу, а значит: если у тебя есть идеи, то самое время их озвучить. - допив вино в бокале, шатенка добавила - И миссис Эрих Райнер я не стану никогда.

+1

9

Последние слова Лакки и вся ситуация в целом заставили Эриха рассмеяться. Громко, обидно и зло. Конечно же свадьба не нужна была ни ему, ни Санджанелло, это то, что играло ему на руку и было главной целью, но почему же на миг где-то внутри кольнула тупая игла?
- Не зарекайся, детка, - ухмыльнулся мужчина, прекрасно зная как ненавидела девушка это обращение, словно к уличной девке из квартала Красных фонарей, чья роль была максимум на пару актов, а после - ни имени, ни лица вспомнить невозможно. Словно она та, кто значит меньше, чем кто ни было в его в мире. Да она и не была из его мира. Никогда не была.
Лакки Санджанелло. Непризнанная наследница мафиозного клана. Того, который предал однажды Райнеров. И предаст впредь, так говорил отец. Почему же он изменил своё мнение? Или предателями теперь быть им? Так Эрих блестяще справился с этой задачей ещё десять лет назад. Так зачем?
- Но как понимаешь, мне плевать, как будет выкручиваться твой брат и в какую бездну угодит ваша семья. Трудности Санджанелло меня волнуют меньше всего, - он делает новый глоток, не отводя взгляд от девушки, устроившейся на диване так уютно и по-домашнему, что Эриху бы вновь улыбнуться и забыться. С Лакки было сложно и просто одновременно. Она вызывала в душе бурю эмоций когда-то, но не отягощала молчанием. Сидя вот так, в гостиной у камина, они провели ее меньше вечеров, чем в клубах и ресторанах, на скачках и вечеринках знакомых. Единственное, что никогда не посещала эта пара - светские мероприятия. И если раньше Райнеру казалось, что Лакки и не знала о таком, то лишь потом понял, что знала слишком хорошо и устала так же, как и он.
Причудливы повороты судьбы.
- Не буду врать, - разводит руками Эрих, лёд бьется о край бокала и создаёт аккомпанемент его словам. Правдивым и режущим кривой пилой чужие чувства, если они вообще остались, - мне было не все равно ровно на столько, чтобы выкинуть из головы маленькую обманщицу и улететь туда, где меня ждала моя жизнь, в которой не было места тебе. Там никогда не было места тебе…
Правда ли? Или глупый самообман?
Эрих никогда не любил копаться в собственных чувствах, у него все было четко, просто и понятно. Как двоичный код на чёрном экране, как прямая автомагистраль, освещенная лишь желтым светом дальних фар. Эта женщина заставляла сомневаться в себе и принятых решениях. Она была опасна и тем больше причин от неё избавиться. Вывести из себя, сорвать крик с губ, увидеть молнии в глазах, которые он так не любил раньше, а теперь искал, всматриваясь и не отводя упрямого и наглого взгляда. Он переиграет ее и лишь после, в одиночестве, насладиться победой, доставшейся ему дорогой ценой.
- Почему? - после минутного молчания, образовавшегося от его последних слов, один вопрос прозвучал глухо, падая на пушистый ковёр и утопая в его ворсе, так и не разбившись.
- Почему ты не уедешь? Неужели в тебе ещё живут тени прошлых чувств? Как же ты там писала? - сделав вид, что задумался, Эрих поднял голову к потолку и процитировал пару строк из сообщения Лакки
-”Эрих! Я люблю тебя, слышишь? Ни мой отец, ни проблемы наших семей не смогут это изменить. К черту их! Только ответь мне, Эрих…Скажи, что ты не сдался”.
Я и не сдался, Лакки, мне просто не нужна была та борьба. Но как эмоционально пишут семнадцатилетние девочки, - Райнер ощущал себя последней сволочью в данный момент, вновь устремив взгляд тёмных глаз на Лакки, намеренно нанося удар за ударом по самому больному, - так как, Санджанелло, смогли ли они это изменить и были ли твои слова пустым звуком? - он поднялся на ноги одним движением, плавно и тягуче, как дикий зверь, по недоразумению оказавшийся в человеческом теле, и сделал шаг по направлению к девушке, - или же нет? - голова к голове, глаза в глаза, одно дыхание на двоих. Бокал отставлен и позабыт, а руки нежно касаются чужого лица, обводя подушечкой пальца каждую чёрточку, словно вырисовывая их заново. Зверь внутри ворочается, ощущая давно знакомый запах. Аромат юга и специй, тепла и живого огня. Зверь любил этот запах. И Эрих тоже.
Он сминает ее губы своими, действуя не как захватчик, а тот, кто давно получил этот приз и владеет им по праву. И через секунду страсть сменяется нежностью, чтобы после уступить место жажде умирающего путника, так давно потерявшегося в пустыне, что и не помнит, каково это - пить. А Эрих пил ее, наслаждаясь каждой секундой, каждой уворованной эмоцией, получая ответ на все свои вопросы. Тело не умеет врать.

Отредактировано Erich Reiner (2017-07-18 10:55:25)

+1

10

Она уже прекрасно понимала, что этот разговор ни к чему не приведет, вот только остановить его, без ущерба собственной гордости, уже не могла. На самом деле, очень трудно сдерживать себя с тем, кто по прежнему живет в твоем сердце. Живет, вопреки всему; вопреки всем попыткам его от туда выгнать. И было время, когда Лакки начинало казаться, что у нее получилось, что от этого чувства, что словно разъедало ее изнутри, уже ничего не осталось. Она действительно пыталась полюбить Марко - мужчину, который ради нее готов на все, и который ни разу не заставил ее плакать. Вот только вирус, с названием Эрих Райнер, оказался сильнее искренних чувств Фьеро. Да, я знаю, что причинила ему боль, но прекратить наши отношения - это было правильным решением, так как он не заслуживал роли заменителя.  мимолетная мысль, а в следующее мгновение она уже с силой сжимает пальцы и лишь чудом не раздавливает ими хрупкую ножку бокала. Его голос, его обращение... да ни кто и ни когда не позволял себе подобного к ней обращения! Даже покойный муж, который прекрасно знал, что молодая жена его не любит! Да и он не любил меня. Но все это - дело прошлого, сейчас же... Задумчивый взгляд на собеседника и в ее интонацию вновь возвращаются нотки сарказма и некоего превосходства, суть которого известна лишь ей:
- Ты думаешь, что мне есть дело до того, что ты думаешь? Милый, - с приторностью, от которой сводило зубы, промолвила шатенка - я ни за что не упущу момента ткнуть своего брата носом в его кретинизм. Так что, свое мнение и свои пожелания, безусловно, ты можешь высказать нашим отцам, но, честно говоря, сомневаюсь, что тебя кто-то поддержит. - уж мой отец точно этого не сделает. Лилии требуется доход, а Дарио этого обеспечить не может. Женить бы его... на умной и хваткой, вот только - на хрена мне соперница за власть?!
  Обманщица? Милый мой, а ты ничего не путаешь? Учитывая, что я понятия не имела кто ты есть? Учитывая, что... Да много чего там можно учитывать, и перечислять все смысла не было. Вместо этого она прикрыла глаза, но не потому, что устала - просто не хотела, что бы собеседник увидел ее истинные чувства, которые с каждым обменом реплик становилось все труднее контролировать. Соберись, Лакки, соберись! Еще не время расслабляться. Не время и не место! Да и компания не подходящая. Наверное, это все же свинство, но я попрошу Марко остаться сегодня у меня. Мне просто необходимо почувствовать себя желанной. Хотя бы на одну ночь почувствовать себя женщиной, а не железной бизнес-леди! Да, свою судьбу она выбрала сама, но и ей порой необходимы передышки.
Почему? мысленно переспрашивает девушка, но ответить в слух не успевает, ибо Эрих не ждет ответа. Он ему просто не нужен. Вместо этого мужчина бьет по больному. Каждое его слово, каждая цитата из ее детских, наивных СМС доставляют почти физическую боль. Но она сильная и сумеет принять удар не отступив. Она молчит, и лишь в глазах сверкают молнии, как показатели того, что мужчина зашел далеко; что еще чуть-чуть, и он переступит границы позволенного. Вот только, слышать о том, что ему было все равно, почему- то больно... И это странно, ведь это было ясно изначально. Санджанелло уже на пределе. Она готова выставить его из кабинета, послать ко всем чертям отца и "Лилию", но... Райнар опять спутал все ее планы. Он не дал ей ответить, не позволил сделать ответный шаг. Лакки с удивлением наблюдала за тем, как он встает со своего места, как начинает движение в ее сторону с грацией пантеры. Помнится, на одном из аукционов я увидела массивную статуэтку пантеры из черного оникса. Даже тогда я не произвольно сравнила ее с Эрихом. Ему тоже свойственна эта хищная грация... О том же, что она тогда купила ту статуэтка, девушка предпочла не вспоминать.
  Его прикосновения, едва ощутимые; его глаза, что сейчас очень близко; его аромат, что всегда сводил с ума, а сейчас будил забытые ощущения. И она тянется к нему, не произвольно, не отдавая себе в этом отчета, но ожидая его следующего шага она словно забывает как дышать. Вот только лишь на мгновение, ровно до того момента, пока он не накрыл ее губы поцелуем. И в тот момент, когда это произошло, она словно вернулась в прошлое, в свои семнадцать лет, когда ей еще было позволительно любить искренне и безоглядок. Санжи и сама не заметила, как начала отвечать на его поцелуй, как пальчики ее левой руки уже зарылись в волосы мужчины, в то время как правой рукой она обняла его за шею.  Да, это было глупо, но у нее всегда сносило от него крышу и десять лет разлуки не сумели этого изменить...

+1


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » Real time » Чувства облили лидокаином...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC