У Вас отключён javascript. В данном режиме, отображение ресурса браузером не поддерживается
Говорят ко всему в этой жизни привыкают. Ханна не стала исключением. С ее ранней молодости Коста сделал все, что бы смешать ее с грязью. Она делала много такого о чем больше всего хотелось бы забыть, но Ханна понимала, что это уже невозможно. Любила ли она бизнес, которым занималась?...

читать полностью
ПОСТ НЕДЕЛИ
КВЕСТ НЕДЕЛИ
ПАРА НЕДЕЛИ
Добро пожаловать!
Не задерживайтесь на главной странице, а присоединяйтесь к нам. Время в игре: ноябрь- май 2017. Готовы ли вы погрузиться в мир большого города? Не боитесь ли попасть между сильнейшими криминальными кланами? Хотите испытать себя? Любовь, ненависть, взлёты и падения, карьера и крушения всех надежд... Если вы готовы- Добро пожаловать в Нью-Йорк!
FRED | DIONISO | CASS | ADRY

Daring Life: New York loves you

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » The Past » Незванный гость


Незванный гость

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s8.uploads.ru/t/9JhlK.gif
*Не открывай никому, особено после полуночи*

Дата и время
3.11.16
Место
Квартира Франчески

Участники
Dioniso MotiziFrancesca Elena Alderizo
Очередность
Francesca Elena Alderizo начинает

*Кровавая ночь для семьи Альдеризьо, впрочем, после расправы над почти всей семьей, Дионис едет к Франческе, но мысли убить не было. Зачем убивать столь красивую дикую розу, ее лишь надо сорвать. Какой будет ночь для Франчески от незванного гостя?*

Отредактировано Dioniso Motizi (2016-11-15 00:49:46)

0

2

Вечер, и начавшийся-то не очень радужно, к ночи стал совсем уж поганым. В течении всей пафосной церемонии крестин моего так неожиданно родившегося брата я находила в себе силы не послать все к чертям только благодаря мыслям о доме. И пусть этот дом еще не принадлежал мне, но он уже стал почти родным. Хотя скорее не сам дом, а его владелец. С Михелем мне действительно было хорошо, с ним я была счастлива. Мало кто верил в искренность наших чувств, мы и сами еще не верили до конца. Все же разница в возрасте была более чем значительной. Но после всех ужасов моей насыщенной жизни в мире криминала и смерти он был моей тихой гаванью, к которой хотелось возвращаться, под защитой которой хотелось засыпать. Да, он был старше, да, он был женат, но я верила, что нет в нашей жизни неразрешимых проблем. Ошибалась, как оказалось. Вот одна из таких проблем как раз и заявилась прямо в дом моих родителей во время фуршета, посвященного крестинам. Заявилась, надо сказать, без приглашения, что нисколько ее не смутило. Своим присутствием нас почтила жена Михеля Эстер. Я была в откровенном шоке, так как мало того, что само по себе присутствие законной жены малоприятно любовнице, которой я по сути и являлась сейчас, так ее и вовсе уже не должно было к тому моменту быть среди живых. Ее устранение как раз и было одним из условий нашего с отцом соглашения о моем будущем браке. Папашка, правда, и сам был шокирован не меньше меня, но его это все равно ни капельки не оправдывало.
  Неважное самочувствие, только ухудшившееся за время приема, плохо настроение, полное нежелание вообще находиться на этом мероприятии, так как я была очень зла на родителей, а после еще и появление этой крайне нежеланной гостьи, послужили в моих глазах достаточными причинами для того, чтоб вскоре покинуть дом родителей в крайне скверном расположении духа. Ехать в дом, в который так внезапно вернулась законная хозяйка, у меня не было ну абсолютно никакого желания. Поэтому я со спокойной совестью отдала водителю приказ отвезти меня в мою квартиру. Михеля же предупредить даже и не удосужилась. Я была зла и обиженна, путь переживает. Если я, конечно, хоть сколько-то важна ему. Да и потом, его "псы" наверняка же сообщат куда я уехала. Вот пусть там сами все и разбираются, а с меня хватит.
   Поднявшись в квартиру, я устало скинула туфли, взяла на кухне бокал и бутылку вина и села у окна. В моей квартире были довольно широкие подоконники, на которые я любила забираться и смотреть на расстилающийся внизу город и думать о чем-нибудь. Даже и не знаю сколько я так в итоге просидела - час или полночи, но бутылка только вот почти что закончилась к тому моменту, как из забытья меня вывел дверной звонок. Не спеша встав и подойдя к двери, я, даже не взглянув кто там за ней, открыла ее. А чего мне было бояться? Дом под охраной, посторонние тут не ходят. Да и очень уж я сомневалась, что люди Михеля рискнут оставить меня совсем уж без присмотра. Но, как выяснилось, шоковые ситуации для меня этой ночью еще отнюдь не закончились. На пороге моей квартиры стоял сам Дионис Мотизи. Ситуация и сама по себе мягко говоря поразительная, хотя и постепенно входящая уже в привычку. Но странно было не столько то, что он вообще пришел ко мне посреди ночи. Странным было что-то еще. И я даже не сразу поняла что. Вся его одежда была в крови!
- Ди, бог мой, что с тобой случилось??

+1

3

Без крови не обходится и не обойдется никогда. Голову Луиджи засунули в сумку. На днях Ди поедет снова в Чикаго, и лично предоставит к Синдикату. По итогам ночи, одному Альдеризьо удалось сбежать, но не долго ему быть на свободе и главное живым, люди пошли искать его. Найдут. Дионис же опустошив еще три бокала коньяка, уже хотел было ехать домой, как вспомнил об еще одной Альдеризьо, которая по логике должна быть у себя в квартире и абсолютно одной. Ведь как вовремя приехала Эстер. Планов на Франческу было много, но и убивать ее не хотел, так как она наследница всего богатства. Она нужна была живой и желательно заперта в доме Мотизи, пока сам Ди не придумает, что делать дальше. В конце концов Франческа была сестрой Карлы...
Дионис попросил остановить возле дома дочери погибшего Луиджи. Он взял с собой двух охранников, но оставил их на площадке, чтобы в случае открытой двери, Франческа не смогла их увидеть, чтобы не напугать бедную сироту. Уже сироту. Разум затуманивался сильнее, но Ди не был слишком пьяным, он был навеселе, хотя это веселье граничило с безумием. С каким остервенением он срезал голову Луи бензопилой, особено, когда от его тела осталась лишь туша.
Когда Франческа открыла дверь, Ди сразу вошел, даже не спрашивая разрешения, ведь она сама открыла.
- Здравствуй еще раз, Франческинья, - сказал он, осматривая ее домашний наряд. - случилось ужасное, моя дорогая. Ты не представляешь, я стал монстром...
Дионис по сути стал монстром задолго до всего этого, и ему даже понравилось, что он сделал. Таблетки и алкоголь сыграли, особенно в таком сочетании сыграли ключевую роль.
- Хотя я понимаю, что для тебя это вообще не новость. Ты всегда считала меня таким.
"Маечку, шортики, с ними легко справится",- подумал Ди осматривая оценивающим взглядом.
Молодой дон пришел именно за этим, за тем, чтобы овладеть этой девушкой, у него тогда был шанс, когда она была пьяная, так и этот шанс не упустит.
- У тебя не будет, что-нибудь выпить, я так устал...
И когда та повернулась, парень смотрел на ее попку, которая была очень даже ничего. Он подошел к ней сзади, и слегка приобнял одной рукой, а другой уже залез под ее майку, поглаживая ее груди. Та начала возмущаться. Ну естественно, она стала не преступной. Не преступной для него, хотя ножки то перед стариком, с которого песок сыпется, раздвигала периодически. Ох, уж эти двойные стандарты...

Отредактировано Dioniso Motizi (2016-12-02 16:24:56)

+2

4

А "веселый" вечерок-то и не собирался заканчиваться, как выяснилось. Мало мне было всего того фарса в дома отца, мало мне было фальшивых улыбок гостей, плохого самочувствия, появления этой Эстер, бездействия Михеля! Мало! После всего этого, я хотела хотя бы просто напиться и побыть одной. Но расчудесный Ди решил иначе. Явился посреди ночи, весь в крови, пьяный, как всегда наглый. Вот и чего мне стоило просто не открывать дверь? Или хотя бы послать его сразу? Но нет, я не только впустила его, так еще и едва ли не бросилась наливать ему выпить. Что двигало мной в тот момент? Даже и не знаю. Я вообще в последнее время слишком уж часто ловила себя на мысли: "А с какого хрена я все это делаю?". Но вопрос этот обычно так и оставался без ответа. Время от времени мужчины задаются вопросом: "Чего хотят женщины?", и не находят на него ответов. И как же можно это понять, если женщины зачастую и сами не знают чего они хотят и почему поступают так, а не иначе? Вот такая вот ситуация наблюдалась и в нашем случае. Не знаю, как объяснить, но в последнее время наши с Ди отношения значительно улучшились. В моих глазах он уже не выглядел таким уж самовлюбленным кобелем, каким я его когда-то считала. Было ли тут дело в том, что я просто узнала его получше, или же он сам изменился, повзрослел после смерти Карлы и членов его семьи, но факт оставался фактом. Юный Дон даже начинал мне нравиться, не как мужчина, для этого парень был еще все же маловат, но как человек и, возможно,как друг. Да, я действительно допускала мысль, что мы сможем стать с ним друзьями. Допускала. До сегодняшней ночи.
  Когда он жизнерадостно сообщил мне про свое превращение в монстра, я даже не особо-то не удивилась. Ведь я и подумать не могла, что он мог сотворить то, что сотворил. О событиях, произошедших с моей семьей вскоре после моего ухода, я пока еще оставалась в счастливом неведении, а потому лишь усмехнулась.
- Тоже мне, удивил. Я давно знаю, что ты тот еще монстрик. Тебе может стоит для начала в душ? - может быть я вела себя через чур спокойно, учитывая наличие в моей квартире окровавленного мужика, но жизнь в мире моей семьи давно приучила меня не реагировать слишком остро на подобные мелочи. - Дверь закрой, герой. И жду тебя на кухне.
  Вот только до кухня я так и не дошла. Не успев отвернуться, я почувствовала его руки на своей груди. Вначале я просто застыла, настолько ошарашенная его действиями, что даже забыла как надо возмущаться. Правда, пришла в себя я тоже быстро.
- Руки убрал, придурок! И молись, чтоб я решила, что мне это лишь показалось. - процедила я сквозь зубы. Но слова мои, приправленные изрядной долей угрозы и обещания скорой смерти нахала, не возымели абсолютно никакого действия. Ступор мой прошел так же быстро, как и появился. вывернувшись из объятий парня, я, гневно сверкнув глазами, влепила ему звонкую пощечину.
- Ты вообще охренел?? Пошел вон отсюда, и чтоб я больше тебя тут не видела!
Сказать ему я могла еще много чего "интересного", но резко заткнулась, узрев, что помимо меня и Ди в моей квартире присутствует еще и парочка его мордоворотов.
- Да что вообще происходит, черт тебя дери???!

+1

5

«Ах, Франческа, и почему ты у нас дочь того самого Альдеризьо, которого слегка пошинковал? Что мне с тобой делать? И убить не могу и отпустить не имею права. Лучше бы ты оставалась в Чикаго, лучше бы ты свалила из города. Я не хочу быть твоим судьей, и решать твою судьбу».
Дионис смотрел на брюнетку звериным взглядом, все события вечера прокручивались в голове, то как она прижималась и чуть ли не показывала всем своим видом, что она любовница Михеля Шелби. Дионис ненавидел этого старого и скользкого блондина, который столько крови Сильвестра выпил и сократил жизнь и так не молодого отца семейства на почти четверть века. Но вина полностью не ложилась только на плечи соседей по черной лилии. Да, Майкл Шлеби спас ему жизнь, но можно на секунду допустить момент, что возможно это было неким справедливым щелчком по носу старику за все что натворил. Дионис желал Михелю страданий, много страданий, чтобы с каждым днем, он просыпался и доводил себя своими мыслями до сумасшествия, а в итоге убил бы себя. Ведь Ди винил Шелби, что именно из-за него, его мать так и не полюбила своего собственного сына.
- Монстрик? Нежно и даже мимишно как-то получилось… - сказал Ди, ухмыльнувшись, смотря на ножки девушки. – Ты еще так мало меня знаешь…
«В душ? Только с тобой…».
Прикрыл дверь, и тут же вошли его солдаты, а Ди уже приступил к своему любимому делу, помять красивое женское тело. Но Франческа с зависанием чуть меньше секунды, отбилась, выкрутилась, а еще звонко и достаточно больно выдала пощечину. Спрашивается: зачем еще больше усугублять свое положение? Видно, что силы не равны, и что все равно так или иначе девушка будет так же изнасилована как и ее сестры или кузины, и вообще все родственницы носящие или косвенно имеющие отношение к Альдеризьо.
- Молиться? Мне? Зачем? – удивился Ди, и покачал головой. – Это тебе придется молиться за свою семью. А ты же ничего не знаешь… бедняга…
Дионис тяжело вздохнул и резко оказался возле нее, порвав на ней футболку и  схватив за густые, длинные и кудрявые волосы, накрутил на руку. Та начала брыкаться, Ди слегка дал ей под дых кулаком, та вроде успокоилась и закашлялась. Молодой дон нагнул к столу, стягивая с нее шортики, и расстегивая свои джинсы.
- Красивая…Гордая…Независимая… - шептал он, трахая девушку.
Да, он держал ее руки, чтобы та не размахивала ими, и  тем самым еще больше не делая себе же проблем. Дионис не хотел ее бить и портить ее лицо, а тем более ставить синяки. Раз все равно уже вся ее семья уже на небесах, и единственным ее покровителем станет бордель, Ди будет навещать ее.
- Не дергайся, я не хочу тебя бить! – шипел он, когда та решалась дернуть тазом, за что получала сильные шлепки по ягодицам. – Потерпи, еще немного…
Когда Дионис кончил, он не отошел от нее, целуя ее плечики.
- Красивая… - повторял он. – Вы похожи с Карлой…мне пришлось это сделать…Когда-нибудь ты поймешь…

+1

6

- А ты же ничего не знаешь… бедняга… - на счастье иль на беду свою, но тогда еще я не поняла значения его слов. Тяжкая, невыносимая ноша этого знания еще упадет на меня однажды, придавив собой, уничтожив то немногое, что от меня еще осталось. Когда началась эта чудовищная война, принесшая столь многим столько ненависти, боли и горя? "Здесь бродят тени, ими движет запах денег. Боль других и голод греют им сердца." Когда же все мы превратились в эти самые тени? Когда стали монстрами, способными лишь на уничтожение себе подобных, лютую ненависть и подлость? "На этот мир взгляни. У многих здесь душа мертва, они мертвы внутри. Но ходят и смеются, не зная, что их нет." Да, нас нет, нет уже давно. Мы слишком погрязли в своем мирке, в своих амбициях. Эта никому по сути не нужная война, в которой нет и никогда не будет победителя, не щадит никого: ни стариков, ни слабых женщин, ни даже невинных детей. Она уничтожает в нас все то немногое, что еще осталось в нас хорошего. Любовь, дружбу, сострадание. Она уничтожает нас.
  Дионис... Этот некогда веселый и жизнерадостный парень. Тот, кто когда-то любил, искренне любил мою юную сестренку. Тот, кто едва не стал мне другом, тем самым теплым и надежным плечом поддержки, которой мне так часто не хватало до тех пор, пока в моей жизни не появился Михель. Но и после, мне все чаще казалось, что мы с Ди неплохо понимаем друг друга, что я могу быть с ним просто человеком, просто болтать за кружкой кофе или же весело тусить в клубе. Я почти поверила в возможность нашей дружбы. Но сегодня он был другим. Я совершенно не узнавала человека, которому до сего дня доверяла. До какого-то момента я еще была готова списать все на излишнюю дозу алкоголя и просто перевести все в шутку. Но лишь до определенного момента.
   А затем все как-то резко изменилось, потеряло всякий налет веселья. Я и заметить-то толком не успела, как оказалась в полной власти пьяного и, кажется, не совсем адекватного мужчины. Конечно же, я изо всех сил старалась вырваться из его рук, ударить его, расцарапать эту самодовольную морду на худой конец. Но силы, естественно, были явно не равны. Он был молод и силен, ему даже не потребовалась помощь его солдат, чтоб справиться со мной. Да что там, он даже не слишком-то напрягался, удерживая меня, лишая самой возможности к сопротивлению. Я билась в его руках, как загнанная в угол птица, пока не выбилась из сил. Но он едва ли замечал это. Я кричала, кричала как ненавижу его, как сильно желаю его смерти. Но он, казалось, не слышал меня.
- Красивая…Гордая…Независимая… - шептал он, не отрываясь от своего занятия. А я... мне оставалось лишь бессильно плакать и ждать, когда же все это закончится. Да, я всегда считала себя неприступной. Да, я была наследницей влиятельного клана. Да, я привыкла, что все и всегда в этом мире происходит так, как того желала лишь я. Но что это меняло сейчас? Сейчас я была никем. Просто девкой в руках и в полной власти молодого Дона. Я была беспомощна, бесправна.
  Как только Дионис, закончив наконец это издевательство, лишь слегка ослабил хватку, я тут же, оттолкнув его бросилась на диван и, завернувшись в плед, затравленно забилась в угол. Бежать куда-либо было бессмысленно, звать на помощь - бесполезно. Я была одна против троих здоровых мужчин, и я это прекрасно понимала. Кутаясь в плед, я сквозь злые слезы бессилия и унижения смотрела на своего мучителя.
- Я? Пойму? Что здесь можно понять? Как можно это понять?!

+1

7

Что творилось в голове Диониса? Там был хаос, там была злость, злость, что вся его жизнь это череда ужасных моментов, которые хотелось вырезать и выкинуть из головы. Выяснилось со временем это невозможно. Ди боялся, что он не сможет оправдать возложенных надежд, и боялся, что сойдет с ума. Вот только все его действия уже указывали на то, что не долго осталось, что его скрутят и наденут на него смирительную рубашку. Молодой дон без жалости отпилил Луиджи голову, а сейчас изнасиловал его дочь. Франческа всегда была вредной, и относилась к Дионису слишком предвзято, словно имела право судить человека только по слухам и первому мнению. Ди хотел давно ее наказать, но в последнее время их отношения стали налаживаться, молодой дон таки поговорил с девушкой, видимо убедив, что делить им действительно нечего.
Она все же смогла оттолкнуть Диониса, когда тот ослабил хватку, и быстро перебралась на диван, кутаясь в плед. Брюнетка быстро осознала, что возмущаться, и главное бежать у нее не будет выхода, если она даже справится с Ди, то ей путь преградят два здоровых солдата, которые точно не смогут выпустить из своих рук такой подарок как эта красивая и жгучая брюнетка. И тогда точно ей место будет в обслуживающем персонале борделя.
Молодой дон заправился неряшливо, и сел рядом с ней, проводя пальцами по ее лицу, смотрел на нее. Он даже не знал как сообщить новость о ее семье. Молодой дон заставил девушку посмотреть ему в глаза, подняв лицо за подбородок.
- Понять то, что ты мне нравишься… и я не смогу сделать, что должен. Ты даже не представляешь. Я этого не просил, все это начал твой отец. Кровь что на мне, это кровь твоего отца. Твой дом пал, твоя семья погибла.
Молодой дон сдернул с нее плед, и схватил ее руки, чтобы та ничего не предпринимала.
- Лишнее движение, и я тебя отдам моим солдатам, - прошептал он. – не кипишись. Просто прими это как должное. Тебя отпустить я не могу, ты Альдеризьо, но и убить тоже не могу, тебе не тридцать.
Дионис провел пальцами по ее щеке и губам, а потом впился в ее губы, лапая ее тело, поцелуями переходя к шее, и он прижал ее к дивану, не отрываясь от тела девушки. Этот нелогичный поступок, который ни к чему хорошему не мог привезти, просто раз есть девушка, и есть последние новости,  которые расстроили Франческу, ну естественно. Дионис пытался оправдать себя, но все же виноват был и он, но с другой стороны никто не хотел смотреть, Луиджи Альдеризьо решил уничтожить Мотизи и возвысить Шелби, чтобы вступить в черную лилию. Через кровь, идти по головам, и готовым на такие подлые поступки, Луи не мог ожидать счастья, потому что как говорится, на чужом горе счастья не построить. Эту фразу Альдеризьо не выучили, но поняли, особенно женщины, лишившиеся отцов, мужей, братьев, женщины, которые будут до определенного возраста приносить прибыль в борделях Мотизи.

+1

8

Появление в моем доме испуганного Эйден смешало все и без того не складывающиеся в идеальный пасьянс карты. 2 короля ( бубновый и трефовый), две дамы(пиковая и червей) и достаточно много трефы... Многие не поймут о чем это я, учитывая, что в постели, моем кабинете и скорее всего даже во всем доме не найдётся карт. В молодости я был достаточно настроен на мистику и значение подобных оборотов знал хорошо. Тогда я ещё был бубновым королём. Но больше это не моя карта. Пика. Вот масть на которую я поставил. Жёсткость и хитрость. Непредсказуемость. А годы беспечной юности были слишком скоротечны и остались позади. Бубновый король? Конечно же Дионис. Все слишком быстро. Слишком необузданно. Конечно, я начал что- то понимать. Луиджи не умнее меня. Но я чётко чувствую от него трефовую склонность к авантюрам и проблемы. Он явно во что- то влез, что- то, что оставит за собой горькое послевкусие... но что об этом уже говорить? Кашу с Чикаго заварил я. Думал единоразово. Уж больно мешал мне Берталони. Он обладал отличной интуицией и тонким умом, несмотря на ещё достаточно не зрелые годы. Я присматривался к Морелло. Нечто подобное было и в нем. Но Томас никогда не сидел просто так на стуле. Он зрело оценивал ситуацию и был предан дому Мотизи. Всегда на стороне Сильвера. И я убрал его. Сейчас я не сомневался в том, что Луиджи явно считал, что переиграл меня. И думает о том, что делать дальше. Ссора с Франческой вряд ли продлиться долго. Она была моей страстью. Не назову ее любовью всей моей жизни, но те месяцы, что мы провели вместе заставили меня вновь почувствовать себя тридцатилетним, и это не могло не будить во мне определённые чувства и не горячить кровь. Я никогда не жаловался на мужское здоровье, а мне почти 70! Но сейчас... Сейчас я явно был на высоте. Ни одного сбоя. Весь мой организм, словно мобилизировал силы. Впрочем, то, что так нравилось мне- сильно пугало врачей. Джейк вообще боялся инсульта. Анализы не очень хорошие. Но когда я на них смотрел?  У меня все прекрасно. Было. До возвращения моей дамы. Мы с Эстер одной масти. Так как мы понимаем друг- друга не понимает никто. И, да, конечно же я вижу и прекрасно знаю, что она любит меня и пойдёт на все, дабы не потерять! Франческа? Она видит в ней настоящую угрозу. Но если на приёме я о чем- то ещё думал, то после нашего с ней разговора стало ясно- вряд ли что- то измениться и вот тут выхода я не видел. В голове слишком много мыслей. Я лежал в постели без сна. Внезапно дверь открылась. В комнату вошёл Ричард.
-Что- нибудь с Майклом?
Спросил я личного телохранителя и начальника охраны. Я увидел, что на лестнице горит свет. Это было не хорошо.
-Мой Дон, в гостиной Эйден Мюррей- зять Стефано Альдеризьо. Он хочет с вами поговорить. Там... Что- то случилось...
Сказал Ричард и я встал. Надев халат спустился вниз. Эйдена  я видел всего пару раз. Ему не доверяли основной бизнес. Он вёл казино и что- то там ещё... Тотализатор. Точно. Теперь я вспомнил. Его трясло и он не смог ничего точно сказать.
-Ричард, поднимай людей. Пусть едут к Альдеризьо. И ещё...
Замявшись, я посмотрел на телохранителя. До меня внезапно дошло... Франческа... Она не осталась в доме. Она поехала к себе... Возможно, ее ещё можно спасти.
-Пусть подготовят ещё две машину. Мы поедем с ними.
Принял решение я. Пять машин отправились к Альдеризьо, две, в одной из которых находились мы с Ричардом- к Франческе. Подъехав к дому, где она жила, я сразу же заметил машину дома Мотизи, и понадеялся что успел. Все произошло слишком быстро. Мои люди выпрыгнули из машины и убили водителя. Чётко, быстро, почти бесшумно. Я видел, как они вошли в подъезд и понял, мне оставалось то, что я ненавидел больше всего на свете: бездействие...

Я не мог знать что происходило внутри, но я чётко понимал, что если что- то ещё можно сделать- Ричард это сделает. Он вместе с людьми поднялся на вверх. Солдат и капо, которого я даже когда- то видел, кажется его звали Джеффом упали на пол, как подкошенные. Они контролировали лифт, не ожидая что их застанут врасплох с лестничной клетки. Мои люди вошли в квартиру. Дверь была открыта. Один быстрый удар кастетом и Дионис уже лежит на ковре. Из раны на голове вытекает кровь. Ричард смотрит на обнаженную, явно уже натерпевшуюся Франческу. Один из солдат выносит ее халат из ванной.
-Мы узнали о том, что произошло двадцать минут назад. Я помогу вам одеться.
Говорит он, закутывая девушку в халат и беря ее на руки.
-Дон в машине. Он будет рад знать, что вы почти... Что вы живы.
Он хотел сказать не пострадали. Но во время осекся. Куда уж там она не пострадала? Но она была жива в отличии от двух солдат в коридоре.

К тому моменту, как Ричард вернулся, помогая Франческе устроится на заднем сидении рядом со мной, я уже все знал. Дом сгорел дотла. Точно сказать что- то сложно. Сейчас там работают пожарные. В реанимации с переломами ног и многочисленными ожогами находится один из моих людей. Он выбил дверь домика охраны ногами. Вопрос лишь в том- выживет ли он? Я смотрю на Франческу и аккуратно, словно ребёнка обнимаю за плечи. О судьбе членов семьи ничего не известно.
-Домой.
Устало говорю я водителю и смотрю на неё. Что делать дальше? Я пока не знаю. Как и то, что ей сказать. Я понимаю, через что она прошла, и через что ей ещё предстоит пройти. Телефон оживает. И на нем появляется информация о важном обновлении скрытой группы. Обновления в ней появляются лишь если в нашем синдикате, либо же в каком- нибудь другом мировом что- то происходит. Открыв ее, я читаю о том, что за резню в доме Альдеризьо всю полноту ответственности взяли на себя Харперы. Я не готов сейчас думать. Просто покрепче прижимаю к себе Франческу.
-Мы со всем справимся. Я тебя не брошу.
Говорю я ей. Ричард присылает сообщение о том, что было сделано и о том, что он видел в квартире Диониса.
-Просто один звонок.
Извиняясь перед девушкой говорю я. Я выбираю нужный контакт и нажимаю вызов.
-Разбудил? Прости. Я согласен. Дам любую сумму.
Я отключаю телефон и смотрю на Франческу. Ещё не знаю, что буду делать с Харперами. Но... В одном я уверен- Дионис пожалеет. Время наказать щенка. Никто не имеет права вставлять мне палки в колёса. А после рассказа Эстер и того что случилось с Франческой я не сомневался- он метит в меня. Я нанесу удар первым. Удар, которого уже никто не ждал.
-Они пожалеют.
Коротко говорю я Франчески. А я не из тех, кто разбрасывается обещаниями и угрозами.

Отредактировано Michael Shelby (2016-12-21 10:14:35)

+3

9

Судорожно кутаясь в спасительный, казалось, плед, я глазами загнанного зверя наблюдала как Дионис неспеша вновь приблизился ко мне и сел рядом. Бежать было некуда, сопротивляться бессмысленно и бесполезно. "Сколько еще мне предстоит вынести этой ночью? Что он сделает со мной, когда вдоволь натешит свое самолюбие?" На эти вопросы я не знала ответы, но вполне догадывалась о них. Когда он силой заставил меня повернуть к нему лицо, я все же не смогла заставить себя посмотреть на него. Хотела, очень хотела взглянуть в эту наглую, самодовольную морду и рассмеяться в ответ на его слова о том, что я якобы ему нравлюсь. Но не смогла.То, как он поступал со мной, его предательство больно отозвались в моем итак уже истерзанном сердце. "Ведь я верила ему!" Мне хотелось плакать, хотелось смеяться, хотелось кричать от боли, разрывающей мою душу, кричать от ненависти и презрения к этому мальчику, слишком рано вынужденному стать мужчиной и взвалить на себя взрослые обязанности. Но вдруг, в один миг все это перестало быть важным, утратило вообще какое-либо значение. Мир перестал значить хоть что-либо лишь после пары его слов.
- Твой дом пал, твоя семья погибла. Я слишком хорошо знала наш мир, слишком долго жила в нем, чтоб не понять всего ужасающего смысла этой брошенной довольно небрежно фразы. Он сказал это так, словно речь шла о погоде на завтра. Но я все поняла, поняла слишком отчетливо. Этого самого завтра для меня может и не быть. Но какое это имело значение теперь? Теперь, когда завтрашний день не увидит никто из моей семьи. Сомневаться в том, что люди Диониса не пощадили никого, ни женщин, ни детей, не приходилось. Хотя, возможно некоторые женщины нашей семьи и проживут еще какое-то время, но смерть для них теперь будет намного желаннее жизни. А вот мои родители, мой еще совсем крошечный братишка, юный Доменик, лишь недавно переставший быть единственным наследником Семьи.... Их всех уже наверняка нет в живых, их убили. "Дионис убил их."
  "Порадовав" меня такими вот новостями, Мотизи остался крайне доволен собой и вспомнил, наконец, зачем он вообще пришел сегодня в эту квартиру. Плед, мое последнее укрытие, полетел на пол. А я оказалась прижата к дивану навалившимся на меня Дионисом. Он держал мои руки, целовал меня, шептал, чтоб я не дергалась. А я и не сопротивлялась больше. Зачем? Какая теперь разница что станет со мной? Зачем мне жить? Я не смогу, я все равно убью себя при первой же возможности. То, что происходило здесь и сейчас, происходило словно не со мной. Я будто наблюдала за всем этим откуда-то со стороны. Мне было все равно.
  Но у судьбы были на меня все же несколько иные планы. Никто и не заметил как вновь открылась входная дверь. Не прошло и нескольких секунд, как солдаты были мертвы, а Дионис с пробитой головой заливал кровью мой белый ковер. На мгновенье я ощутила себя наконец свободной, но тут же вновь чьи-то руки, мужские руки, потянулись ко мне. Он что-то говорил мне, вроде пытался что-то объяснить, но я не понимала. Не хотела понимать. Я пыталась оттолкнуть его, пыталась бежать, но сил не было. Видимо, устав от попыток достучаться до моего затуманенного сознания, парень просто сгреб меня в охапку, хотя и довольно бережно, что было не совсем просто, так как я хоть вяло, но сопротивлялась. Но как я могла противостоять сильному и тренированному мужчине? Он куда-то нес меня, затем усадил на заднее сидение какой-то машины. Поняв, что и теперь меня не оставят в покое и я и сейчас здесь не одна, я попыталась выскочить из авто, но руки запутались в укрывающем меня моем же собственном халате. Пока я судорожно пытаюсь освободиться, мужчина рядом что-то говорит мне, осторожно, ласково приобнимает за плечи. Его голос кажется знакомым, но я сейчас не способна здраво мыслить. Но все же постепенно приходит осознание того, что рядом со мной никто иной, как Михель, что теперь я в безопасности, что больше мне ничто не грозит.
  Когда он мягко, но решительно прижимает меня к себе, я уже не сопротивляюсь, хотя и дрожу всем телом. Слов нет, я не могу говорить. Но нет и слез, способных облегчить обжигающую боль, омыть оплеванную душу. Есть лишь пустота. Когда я потеряла Карлу, я думала, что то чувство и было пустотой и потерянностью. Нет, то было лишь малой каплей того всепоглащающего вакуума, что царствовал сейчас во мне. Они отняли у меня все, не оставив ничего взамен. Они уничтожили меня, мою семью, мою жизнь. Мне нет смысла жить. Но этому миру будет абсолютно все равно, если я умру.
- Да, они пожалеют. - бесцветным, лишенным всяких эмоций голосом эхом вторю я Шелби.

+2

10

Франческа все поняла, да и как тут не понять такой тонкий намек самым прямым текстом. Казалось, тут даже дурак поймет. Вот брюнетка и поняла, и уже не пыталась вырваться, ведь по сути за эту ночь она стала никем, без семьи. Диониса таблетки пока не отпустили, и он не мог насытиться Франческой, и ее мучениями. Тем более на секунду показалось, что перед ним Карла, та самая, что никогда больше не подойдет сзади, и не закроет глаза, улыбаясь, спросит кто. Ди не останавливался, и не отпускал девушку, ему не хотелось отпускать, ведь казалось, что время остановилось. И оно действительно остановилось, потому что раздались хлопки, молодой дон не успел среагировать и даже повернуться на шум, потому что его сильно ударили его голове, и парень просто упал на пол. Он потерял сознание.
Брюнет не знал, сколько провалялся в таком состоянии, но очнулся он с трудом и с огромной головной болью. Сначала не понял, что произошло, а потом и вовсе приложил руку к больному месту на голове, полузастывшая кровь, алая, липкая. Дионис нахмурился, и вытер руку об свой свитер. Голова кружилась, его тошнило, но тем не менее, Дионис встал и в коридоре увидел двух своих охранников, мертвых.
- Твою мать! – психанул парень.
У каждого проверил пульс, в надежде, что хоть один остался жив, но нет, все же их убили, убили в упор. Достав телефон, Дионис набрал Фредерика.
- Фред, есть проблема. На меня и людей напали. Мы были в квартире Франчески. В общем приезжай, и привези людей, надо убрать.
Ди взял полотенце из ванной комнаты последней Альдеризьо, и намочив холодной водой, приложил к своей ране. Обследовав квартиру, взял бутылку какого-то паршивого виски.
«Ну и вкусы у нашей беглой Альдеризьо», - сказал он, скорчив недовольно лицо.
Дионис сделал глоток алкоголя, и начал думать, как быть дальше, ведь даже у охранников не оказалось оружия, видимо нападавшие забрали. Брюнет начал винить себя, ведь если бы они быстро забрали девушку, и увезли в бордель, такого не произошло. Ди стал думать, единственные кто мог такое делать это Шелби. Морелло не влезал в эту историю, а больше некому делать такие сюрпризы. Поэтому Михель единственный человек, которому не плевать на Альдеризьо, и уж тем более на Франческу, с которой у него романтические планы. Молодой дон надеялся, что Эстер отвлечет старого блондина от такого геройского подвига спасти милую даму в беде.
Дионис решил пока никуда не выходить, и дождаться своего зятя, ведь не известно было, будут ли ждать убийцы на улице. Хотя его могли убить прямо в этой квартире, а Ди отделался лишь  раной на голове, и кажется еще сотрясением мозга.
«Ну если мозг не вытек, и я еще дышу, значит точно жить буду. А я живучий, если выжил в утробе матери, которая старалась меня оттуда выкурить, то точно переживу все. Черт, голова…».

+1

11

Я прекрасно понимал ее чувства. Один раз я уже успокаивал молодую женщину потерявшую всю семью. Но та ситуация сильно отличалась от этой. Тогда я клялся в любви, но ничего кроме жалости не чувствовал. Да и Эстер в сравнении с Франческой не пострадала физически.
-Можешь даже в этом не сомневаться.
Говорю я, сжимая ее руку. Мы слишком медленно едем к дому. Дорога пустынна. И меня это не может не удивлять. Внезапно, я и вовсе понимаю, что мы явно свернули не туда.
-Что происходит, Ричард?
Спрашиваю я у телохранителя и начальника охраны. Ричард мне, как сын. В его преданности я не сомневаюсь.
-Мой Дон, я не хотел отвлекать и взял решение на себя. Мы едем в одну из квартир. Возвращаться в особняк не безопасно. И даже попросту нелогично. Простите, но я слышал ваш разговор с женой. и изучив ее психотип я пришёл к выводу, что везти в особняк мисс Альдеризьо равносильно купить ей сразу место на кладбище. Я б и вовсе советовал держать то, что ее спасли именно вы в тайне, как и ее истинное местоположение. Простите, мисс, но... В целях вашей личной безопасности я бы не рекомендовал бы вам покидать уединенную квартиру. Я и другие верные и посвящённые люди привезут все необходимое. Это единственный выход, который я вижу.
Говорит он, и тут до меня наконец- то доходит. Какой же я идиот! Куда я везу Франческу? Старый дурак! Эстер сама сказала мне, что ее сюда вызвал Дионис. В квартире Франчески был Дионис. Ее семью вырезал он же с Харперами, но дабы связать мне руки всю ответственность на себя взяли Харперы. "Чёрная Лилия" не одобрит войну с Харперами и мою Вендетту. Да и перевозить людей в Чикаго и устраивать там резню затратно и нелогично. Харпер сам это понимает. И наверняка готов. Было бы мне лет 30, и я бы ни на что не посмотрел. Но я не Менелай. Есть опыт и ярость уже не так застилает глаза. Из- за женщин начиналась ни одна война. Но ни одна из них не прошла без последствий. Мне надо все взвесить, все обдумать.
-Ты прав, Ричард. Спасибо.
Говорю ему я. Франческа должна исчезнуть. Я все объясню ей утром. С Эстер мне нужно быть осторожным и по возможности отправить ее обратно к ее любовнику и как можно скорее. Надо все обдумать. Быть может даже тронуто его, что б он ее вызвал. Но сейчас важно не это. Мы практически выезжаем за город. Я помогаю Фран выйти из машины и доведя её до квартиры и открыв ее, завожу в квартиру и усаживаю на диван в гостиной. От второго отряда приходит отчёт. Ничего не осталось. Все тела сгорели. Более подробная информация будет завтра. Требуются опытные криминалисты. В полиции у нас есть свои люди. Кого- то привлечём. Надо позвонить Дагу.  Ник уж точно их всех знает, и скажет кто там лучший. И надо приставить такого офицера, который костьми ляжет, но разнюхает. Впрочем, это восстановит лишь картину. Но нужна ли она вовсе? Франческа и так все понимает.
-Эту ночь я проведу здесь с тобой. Пока ты будешь жить здесь. Завтра я заберу все что ты скажешь из твоей квартиры. А лучше купи по интернету. Ричард все получит и привезёт. Покидать квартиру- нельзя. Но надеюсь ты слышала Ричарда. Сейчас самым важным является твоя безопасность. Я посмотрю по ситуации. Харперы взяли на себя всю ответственность за то, что произошло сегодня. У тебя будет новый номер и ты будешь звонить только мне. Думаю ты прекрасно понимаешь, что у них сильный тандем с Мотизи и я сделаю все, дабы их разругать. Я заставлю Диониса поверить в то, что это именно Джеймс убил его людей и чуть его не покалечил, забрав тебя как трофей. Из жадности к трофеям всегда дрались союзники. Пора и мне разыграть эту карту.
Будь Дионис один я бы не стал ждать. Ричард бы убил его сегодня и все закончилось бы. Закончилось бы сегодня. Но я не мог. Мне надо было сделать так, что бы никто и никогда бы не подумал на меня. И это я делал не  ради себя. А ради Фреи, Майкла, Франчески и моих внуков. Да и запланированная мною месть выглядела куда эффектней, хоть и была более трудоемкой.

Отредактировано Michael Shelby (2016-12-24 15:47:21)

+3

12

Эстер пришлось покинуть спальню, дабы официально ей пришло подтверждение, что Альдерезьо пали и надо было срочно провести операции по документам. Настроение было весьма вдохновленным, пока телефон не прозвенел звуком пришедшего смс.
Эстер лениво потянулась за мобильным. Кто мог ей написать сейчас? Ведь все уже было более чем решено. Лишь плохие новости могли приходить в такое время. Шелби открыла сообщение.
С каждой строчкой смс воодушевленное лицо Эстер исчезало, превращаясь в каменную мину, Эдна встала из-за стола и удалив сообщение, яростно ударила телефоном по столу, совершенно не замечая треска экрана телефона.
Впервые за долгое время лицо Эстер перекосила злоба. Подобное проявление эмоций было истинной редкостью у Эстер, она никогда не показывала своих чувсв, в особенности злобу и ярость, так как знала, что с холодным умом соображать куда правильнее, чем на эмоциях. Это, изуродованное злобой и ненавистью лицо лишь пару раз видел ее муж и то это было слишком давно, и несколько раз Томас, но сейчас никто не увидит и не узнает об этом, она будет спокойна и мудра, не покажет Михе и остальным, что ее опасно недооценивать.
Ебанная Альдерезьо! Ебанные Мотизи, которые ни черта не могут сделать нормально! Все придется делать самой! - злобно проговорила Эстер. Не понимая, что было сложного убить эту девчонку.
Эстер Эдна не боялась страсти Михе к Франческе, страсть проходит, и остается нечто большее, как у нее с Михелем, поэтому в это привязанности опасности Эстер не видела, Шелби боялась одного, что кудрявая швабра вполне могла понести от ее мужа, а этого очень не хотелось бы.
Пусть в его возрасте шансы на мальчика не велики, но они есть, да и появление девочки было опасным. Впрочем, если бы Альдерезьо забеременела, Эстер бы точно подписала ей смертный приговор. Впрочем лучше не откладывать. Эстер уже однажды упустила момент, и больше она такого не допустит, и если не ради Михе, то ради Фреи и себя.
На улице раздался шум и Эдна подошла к окну, видя как ее муж стремительно идет к гаражу.
Ногти впились в ладони, а глаза опасно сверкнули. Было ясно, что Михе сказали, что случилось с Альдерезьо и узнал, что пока с его подстилкой ничего страшного не произошло.
Мотизи не справились со своей задачей, Дионис подвел ее ожидания, оказавшись слабым. А она так надеялась на его спесь и злобу...
Что ж, теперь Мотизи тоже получат своё,  но не сейчас, сперва ей надо решить свои проблемы и получше напомнить мужу, кто и что ему нужно. И Томасу придется еще подождать ее возвращения. Впрочем Мотизи явно сейчас займётся ее муж, что было только на руку ей. Михель был умным стратегом, а Эстер умела плести интриги, теперь в Лилии передел наступит куда раньше планируемых сроков.
Среди людей Михеля были преданные люди именно Эстер, она знала это и дорожила ими.
Она набрала номер.
-Алек, доброй ночи, это Эстер Шелби. Я рада что узнал, дорогой мой, у меня будет для тебя и парочки твоих людей любопытное задание.

Отредактировано Esther Shelby (2016-12-24 19:41:30)

+2

13

После событий сегодняшней ночи я попросту не мог уснуть. Дабы никому не мешать я сидел за столом своей новой комнате и вглядываясь в ночное небо пил виски прямо с горла. Что в принципе сегодня произошло? Мы отомстили. На поступок Харперов мне было как- то все равно. Вот честно. От в ее этих мафиозных интриг становилось гадко. Больше всего хотелось просто забрать детей и уехать... В Лондон. А что? Прекрасный город. Я там был. С деньгами, которые  я смог заработать мне бы там было очень хорошо. Нормальную работу я бы нашёл. Обычную, никак не связанную с криминалом. Открыл бы тот же автосалон, только там. И все было бы идеально. Не думаю, что Джослин не поехала бы со мной. Тут ей ловить совершенно нечего. После разговора в парке я узнал, что юрист ее мужа перекрыл ей все пути отступления. Он провернул все настолько умно, что и не подкопаться. Ну, ничего. Когда- нибудь ее дети вырастут. Когда- нибудь она сможет их вернуть. Тем более мы бы смогли иметь собственного ребёнка. И явно это не было бы так сложно. В окно я уже видел, как вернулись остальные солдаты. Не приехал ещё лишь Дионис. А ему бы это не помешало. Мне не нравилось, что он задерживался у Франчески так долго. Я набрал номер Джеффа, но тот не ответил. Вот это уже вызвало серьёзные опасения, но моя бдительность притупилась. Я верил Джеффу, как самому себе. Мы начинали вместе. И я не сомневался в том, что если бы со мной что- то случилось или я бы все- таки б утратил доверие Диониса - мое место бы занял он. Так что надо успокоится. Джефф знает своё дело. Он справится. Думал я, отгоняя от себя все возможные мысли, которые могли бы привести к не самому желательному финалу. В конце- концов я все же лёг в постель и сон как- то незаметно буквально срубил меня. Звонок телефона, я услышал не сразу. Телефон снял на автомате. Я плохо понимал, что происходит. Но... Звонил Дионис.
-Фред, есть проблема. На меня и людей напали. Мы были в квартире Франчески. В общем приезжай, и привези людей, надо убрать.
Я вскочил. Быстро натянул брюки. Позвонил в домик охраны. Благо дежурный не спал. В последнее время это просто счастье. Не знаю, что происходит с людьми, но... Дисциплина явно хромает и справляться с этим все сложнее. Наверное, кнут уже не работает. Нужен пряник, а мне поговорить с кем- то более квалифицированным в этом вопросе. Время пришло. Может быть навестить Дона Сильвестра? Привезти ему Тони, Грега и Джинджер? Он их обожает. Малышка так похожа на Саманту... Но не время об этом. Дежурный поднял отряд. И мы выехали. Были на месте через 15 минут после звонка. 5 человек вошли первыми. Затем по лестнице поднялся я. Я не использовал лифт. Если там кто- то остался- то безопаснее всегда по лестнице. Более того мой пистолет был на готовые. Когда я преодолел все пролеты и подошёл к лифту нужного этажа, тела уже накрыли. Я вошёл в квартиру и увидел Диониса.
-Ты в порядке? Что случилось?
Капо и солдаты суетились возле лестничной клетки. Я ещё плохо понимал, что произошло и сейчас самым важным для меня был Дионис. Я смотрел на него и мысленно выругался. 2 человека? Серьёзно? Великолепная организация. Просто чудесная. Его могли бы сегодня убить. Но почему- то не убили. Вот это и было странным. Так же меня волновал вопрос где хозяйка квартиры? Но его я решил задать позже.

+2

14

Мы куда-то мчимся сквозь ночь. Михель пытается успокоить меня, взять за руку, но я вырываюсь. Мне неприятны прикосновения мужчины, любого мужчины сейчас. Я и дыхание своих сопровождающих сейчас с трудом выношу. А потому, окончание нашего, казавшегося бесконечным, пути воспринимаю как некое избавление. Я не обращаю абсолютно никакого внимания, куда же конкретно меня привезли и куда ведут, а лишь покорно следую за Михелем. Наверное, если бы сейчас мне на встречу вышла Эстер и пистолетом в руках, я и тогда бы никак на это не отреагировала.
Шелби заводит меня в квартиру, усаживает на диван, куда я все так же покорно и опускаюсь. Он говорит, что будет рядом, что сейчас важна лишь моя безопасность. Я сильно сомневаюсь в последнем, но молчу. Ни к чему споры. Мне все равно. Но, рассказывая о своих планах мести, но все же допускает ошибку, оказавшуюся способной вырвать меня из кокона безразличия.
- Я не трофей! Слышишь меня, я не трофей!!! Не надо меня делить! Я НЕ ВЕЩЬ!!! - вскакиваю с дивани и отталкиваю пытающегося утихомирить меня Михеля. Я не знаю квартиры, но ноги сами несут меня. Куда? Не знаю! Прочь ото всех! Первая же дверь, попавшаяся мне по пути, ведет в ванную, вероятно гостевую, но мне плевать. Я успеваю лишь закрыть на замок дверь, как меня буквально накрывает волна запоздавшей где-то истерики. Все же моя нервная система тоже не безупречна. Все же я тоже просто живой человек. Все мое тело сотрясают рыдания. Кто-то стучит в дверь, но я не обращаю на это никакого внимания, лишь протягиваю руку и включаю воду. "Не трогайте меня! Оставьте меня, наконец, в покое!!
   Даже и не знаю, сколько времени проходит, прежде, чем я начинаю успокаиваться. Десять минут? Час? Пять? Не знаю. Постепенно истерика отступает, вновь уступая место безразличию и пустоте. Какое-то время я бездумно смотрю на свое отражение в зеркале. Что я там вижу? Ничего. Теперь я ничто. У меня ничего нет, я лишилась всего и больше не нужна никому. Один лишь Михель еще зачем-то заботиться обо мне, но и он вскоре отвернется от меня, я уверена. Ему больше нет от меня никакой пользы. Я больше не представляю ценности, а ничто. С размаху бью по стеклу, посмевшему отражать эту жестокую реальность. Вокруг летят осколки, а по моим пораненным рукам струится кровь. Я же наблюдаю все это со все той же безразличностью. "Мне просто больше нет смысла существовать. Я не могу и не хочу дальше бороться." У меня под ногами лежит крупный осколок. Я беру его и сжимаю в руке. Он, наверное, больно режет кожу, но я этого не ощущаю. А вены... Они такие тонкие и нежные, их так легко повредить. Думаю, это больно, но я не чувствую боли. Мои душевные страдания слишком сильны, они не дают мне ощутить еще что-либо помимо них. И вот уже уверенной струйкой крови жизнь утекает из меня, а я лишь спокойно наблюдаю за этим, будто со стороны. "Мама, скоро мы увидимся.

+2

15

Это было странно, это было совсем странно, что Диониса оставили в живых, и главное он сам лишь отделался небольшой раной на голове. Самое главное живой, а все остальное пустяки. Сколько раз на тренировках в его голову прилетал мяч, сколько на матче приходилось падать, или ударятся о соперника, так что все это можно пережить. Убили два его охранника, при том один был верным и проверенным. Ди покачал головой, но все же накрыл тела покрывалами, которые стащил с дивана, и кровати. Голова гудела, и парень хотел было отправится домой, но раз уж все равно вызвал Фредерика, да и бросать парней было бы слишком подло. Поэтому Дионис взял у одного пистолет, сел на пол возле входа, упираясь спиной в стену, просто ждал. Паршивый виски, допивал медленно, а уже засыпал. Молодой дон устал, ему требовался отдых. Слишком много впечатлений для одной ночи.
Но это еще не все, как он просрал тот момент, когда ему Лекси сообщила, что у него родился сын, и вместо того, чтобы лететь к жене, и дождаться в коридоре, пока начнутся часы приема. Либо пригрозить пистолетом и ворваться в палату, но в место этого, конечно, лучше поехать и дальше развлечь свое тело.
«Что же я делаю со своей жизнью?», - спросил сам себя, и просто схватился за голову.
На лестничной площадке послышались шаги, Дионис поднял пистолет, но все было пустое, это был Фред. Зять подошел к нему.
- Я живой. Я даже не понял, что произошло. Меня ударили по голове, и я потерял сознание. Что-то хреновая охрана… - он прикоснулся к своей ране на голове, кровь больше не текла, и запеклась и рана покрылась коркой. – Хорошо, что у меня нет гемофилии…
Ди поднялся на ноги, и допив бутылку, поставил ее на тумбочку. Ему не хотелось рассказывать своему зятю, что из-за своей похоти потерял по сути двух людей, и сам пострадал.
- Единственное, что могу сказать, так это явно Шелби! Сукин сын! Старая рухлядь! Кто-то выжил! Кто-то сказал ему! – Дионис пристально посмотрел на своего зятя. – И он нам отомстит. Он отомстит, но сделает это чужими руками. Надо быть готовым. Но зачем меня оставили в живых? Это загадка века.
Дионис осмотрелся, не оставил ли чего в квартире.
- Поехали домой, пусть ребята тут все уберут. Надо собрать семейный совет. Но все дела перенесем на следующие дни. Первым делом, мне надо ехать к жене и увидеть своего сына!
Стоило сделать резкое движение как Диониса начало подташнивать, да и головная боль не проходила, но не стал показывать свою слабость, хватило и того, что произошло, что по сути из-за него произошла трагедия, убили двух его людей, при этом как сам убедился Ди лидер из него не очень. И снова он начал себя пилить. Молодой дон и его зять сели в машину, Дионис схватился за голову, резкая боль ударила прямо в висок.
- Скорее домой! – приказал Мотизи.

+1

16

Сказать, что я раздосадован - не сказать ничего. На самом деле я лишь кажусь спокойным. Я делаю это ради  Франчески. От меня должна исходить лишь сила и поддержка. Сейчас ей это необходимо. Сегодня был трудный день и я попросту уже не справляюсь с такими нагрузками. Мне не 30, не 40 и даже не 50. Что бы не говорила Эстер- я старик. И да, старость подкралась так незаметно, что я и не заметил. Вроде бы ещё совсем недавно отмечал своё 50- ти летие! Был колоссальный приём, а затем мы с Моникой улетели вдвоём на Бали. Красивые женщины меня всегда привлекали, я всегда их страстно делал. Но с Франческой все было как- то странно и особенно. Я не хотел признаваться, что снова влюбился. Так, как делал это всего 2 раза в своей жизни до этого. Но видимо я все же допустил ошибку. И оттолкнув меня, она вбегает в первую попавшуюся дверь. Я понимаю, что виноват. Мне нужно было больше слушать, но... Но видимо я слишком увлёкся планами, что сказал много лишнего. Я подхожу к двери и стучусь:
-Франческа, милая, пожалуйста открой.
Прошу ее я. Тут появляется Ричард и сообщает мне, что дома все спокойно. Один из капо проверил Майкла и с ним ожидаемо все в порядке. Дети были несколько неспокойны без Лукаса и Фреи, но теперь родители с ними и все вновь хорошо. Я провозился около часа, решая все возможные дела. Ричард впустил одну из горничных, дабы она управилась с постелями, а на утро приготовила завтрак. К моему удивлению Франческа так и оставалась в ванной. Тут я услышал, что в ванной что- то упало и звон битого стекла. Я понял, что должен вмешаться. Ругая себя за промедление, я принялся барабанить в дверь. Но результата не последовало.
-Ричард!
Буквально завопил я. На крик прибежала горничная. И сказала, что он уехала за вещами. И я понял, что все приходится делать самому. В молодости я никогда не жаловался на физическую подготовку. Так что надеялся, что она не подведёт меня и сейчас. Пару ударов плечом и дверь подалась. Глазам открылся ужасающий вид. Но на раздумья не было времени! Я подбежал к Франческе и взял ее на руки. Я не обращал внимания на кровь и единственное о чем я думал- это о том, что нам просто необходим врач! Горничная визжала и всхлипывала. Я иногда удивляюсь, как женщины умудряются всхлипывать пока визжат, и визжать пока всхлипывают. Я попросил ее сказать Ричарду, что бы он привёз врача.
-Ну что ты натворила? Обо мне не думала?
Спросил ее я. Ее раны срочно нужно было обработать и видимо по визгу горничной, Ричард привёз его более чем быстро. Врачу удалось обработать раны Франчески и ей дали успокоительное. Я же перенёс ее в спальню и уложил ее на кровать.
-Ты меня очень напугала. Пожалуйста, больше так не делай. Я тебя никогда не брошу.
Сказал я, подвигая кресло к ее кровати и садясь в него. Я понимал, что после всех потрясений и после всего что сделал Дионис она вряд ли захочет уснуть в одной постели с мужчиной. И как бы мне не было жаль мою спину, я был готов провести эту ночь в кресле.

+1

17

В себя я пришла уже на кровати в спальне. "Чьей? Неважно," Рядом со мной суетились какие-то люди, Михель, некий мужик в белом халате. "Врач?" Возвращение к жизни было не из приятных. Нещадно болели руки. Кроме того, я ведь и вовсе не планировала просыпаться вновь, я уходила, мечтая обнять мать и деда. Но меня, не спросив, зачем-то вновь вернули на грешную землю. В душе начала было подниматься злость, но ставшее уже привычным безразличие быстро задвинуло ее куда-то на задворки моего истерзанного сознания.
- Я так устала от всего этого. Устала жить, устала бороться, постоянно оглядываться назад, ожидая удара в спину, боясь смотреть вперед, в ожидании выстрела в лоб. Просто устала. Прости. - я вижу в глазах Михеля неподдельную, искреннюю заботу обо мне. Меня это даже удивляет, ведь у него уже не осталось ни единого повода быть со мной таким ласковым и внимательным. "Ни единого, кроме разве что... да нет, быть не может. Он не может действительно любить меня, нет. Может быть немного увлечен, возможно. Но не более того. Но... почему же тогда он все еще рядом? Как еще это можно объяснить?" Слегка повернув голову, я смотрю как он подвигает к кровати кресло, и опускается в него, готовый, похоже, всю оставшуюся ночь провести рядом со мной, оберегая от очередных глупостей. От осознания этого, душу мою наполняет нежность к этому человеку, с которым нас так внезапно свела судьба, и который в итоге стал для меня чем-то неизмеримо большим, чем просто выгодной партией. Он стал родным для меня, а теперь еще и остался единственным, кому я была не безразлична.
Некоторое время я просто молча смотрю на него, а он смотрит на меня. Слова излишни. Но со временем Михель начинает все чаще менять позы в пусть и мягком кресле. Ему не удобно, он устал, я вижу это. И понимаю, что после всего не имею право продолжать мучить его. И ему нужно отдохнуть.
- Ты устал. Думаю, тебе тоже не помешало бы прилечь. - указываю я ему на место рядом с собой. На самом деле я совсем не уверена в том, что не сбегу обратно в ванную, если окажусь сейчас в постели с мужчиной. "Но ведь я никогда не узнаю этого, если не попробую."

+1

18

Больше всего я радовался тому, что она пришла в себя. Конечно же, я мог понять почему она так поступила? Я ещё не был на месте бойни, но что- то мне подсказывало, что там был настоящий Ад. Но об этом мне пока было рано говорить с Франческой. Сейчас ей наоборот была нужна поддержка. В одном я не сомневался и тут же ее заверил:
-Все кто причастны к тому, что случилось ответят. Харперы взяли на себя ответственность, но мы оба знаем- без Диониса не обошлось. Я клянусь тебе,
что от ответа не уйдет ни один из виновных.

Обещаю ей я. Для меня это было бы важным. Более того, сейчас я считал это своим долгом. Да, мы с Луиджи были не во всем согласны, но я должен отомстить за него. Хоть и да, я одобрял не все его действия, более того я даже делал то, в чем никогда не признаюсь. Я противодействовала ему. В частности заказал его племянницу, хоть  это не особо и касалось политики клана Альдеризьо, но я предусмотрел все. Возможно, переодел, так как Дионис женился раньше чем эта Карла умерла, но все же его влюблённость в девушку из другого клана не сулила ничего хорошего ведь его жена никто и звать ее никак. Исчезнет- никто и не заметит. Что мешало Дионису, став Доном ее убить и жениться на Карле? Только то, что я не мог этого допустить. Попросту не мог. Что и сделал. Но Франческа никогда об этом не узнает. Уж я- то постараюсь. Мы молчали, а я старался устроиться в кресле. Но мне это никак не удавалось. Все было как- то не так. И тут она предложила мне перелечь на кровать.
-Спасибо. Мне действительно будет удобнее. Подожди, минутку
Сказал я. Я вошёл в ванную, не закрывая дверь и наскоро скинув с себя одежду, надел халат. После чего я вернулся в спальню и лёг на постель. Между нами оставалось более чем внушительное пространство.
-Не волнуйся, я не прикоснусь к тебе до тех пор, пока ты сама меня не попросишь.
Попытался успокоить ее я.
-Знаешь... Я очень любил свою мать. Она умерла рано. С отцом у меня были трудные отношения. Я до сих пор не могу ему многое ему простить. Но потеря семьи- это всегда тяжело. Но не мы решаем, сколько нам жить. У тебя есть я. И я тебя не оставлю не оставлю. Я редко говорил это женщинам, ещё реже чувствовал на самом деле. Я люблю тебя и никогда не оставлю.
Я понимал, что теперь я должен заботится о ней, понимал, что теперь я - все, что у меня есть, но так же сегодня я понял- что так я любил лишь один раз в жизни. Когда был ещё очень молод. Это было до Эстер и, конечно же до Джен. И я был искренне рад, что от этой связи появился на свет мой сын Майкл- наследник всего, что я оставлю после себя. Конечно же Фрея и ее наследники будут обеспечены, но весь бизнес и авторитет перейдет именно Майклу. Эстер всегда была мне другом и опорой. Но не потеря на исполнение супружеских обязанностей, я не мог сказать о каких- то чувствах. Что же касается Джен- то это была страсть помноженная нежелание обладать и отомстить. Я понимал, что наставляя рога Сильвестру оскорбляю его. И с Джен мне было хорошо в постели, она поддерживала и предлагала невероятные эксперименты! Что мы только не испробовали и это было просто невероятно. Но время идёт, чувства прошли и теперь я даже не уверен, что они и были. А вот к Франческа я испытывал самые нежные чувства, при чем я даже сам не мог понять их, насколько многогранными они оказались. Это и нежность, и желание быть рядом, желание защищать и оберегать, но так же не стоит забывать и о сексуальном желании. Я хотел ее так, что даже мыслей притронуться к Эстер или молодому телу Джесси у меня не возникало. Я хотел прикасаться только к Франческа и больше ни к кому. Более того я был готов жениться, вот только тут надо было проявить ювелирную осторожность. Так как я понимал всю опасность положения, а мой последний разговор с Эстер и вовсе подтвердил мои самые серьёзные опасения.

Отредактировано Michael Shelby (2017-05-04 16:31:30)

0


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » The Past » Незванный гость