У Вас отключён javascript. В данном режиме, отображение ресурса браузером не поддерживается
Говорят ко всему в этой жизни привыкают. Ханна не стала исключением. С ее ранней молодости Коста сделал все, что бы смешать ее с грязью. Она делала много такого о чем больше всего хотелось бы забыть, но Ханна понимала, что это уже невозможно. Любила ли она бизнес, которым занималась?...

читать полностью
ПОСТ НЕДЕЛИ
КВЕСТ НЕДЕЛИ
ПАРА НЕДЕЛИ
Добро пожаловать!
Не задерживайтесь на главной странице, а присоединяйтесь к нам. Время в игре: ноябрь- май 2017. Готовы ли вы погрузиться в мир большого города? Не боитесь ли попасть между сильнейшими криминальными кланами? Хотите испытать себя? Любовь, ненависть, взлёты и падения, карьера и крушения всех надежд... Если вы готовы- Добро пожаловать в Нью-Йорк!
FRED | DIONISO | CASS | ADRY

Daring Life: New York loves you

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » The Past » Уроки самосохранения


Уроки самосохранения

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дата и время
23 января 2001 года
Место
Особняк семьи Морелло

Участники
Коста и Ханна
Очередность
Указана выше

*Оплакав, любимого брата, Ханна поняла, что Константин не намерен играть в игры. Но она уже знает игру в которую намерена играть сама. Хоть и её правила предусматривают один далеко не самый приятный поворот.  *

Отредактировано Constantine Morello (2017-05-23 09:14:40)

+1

2

Взять власть легко, а вот удержать её- крайне сложно. Тот, кто это сказал и придумал, явно не был знаком со случаем, подобным случаю Константина Морелло- молодого мужчины, ещё только совсем недавно бывшего подростком. Его собственный отец говорил о том, что у него ещё молоко на губах не обсохло- может и так. Только в 26 лет его руки уже по локоть в крови. Константин был из тех, кто не желал  мириться ни с чем, а совсем недавно он понял - человек может переступить через все в том случае, если этого действительно хочет. Он уже избавился от отца и ненавистного Джереми, скоро, совсем скоро он избавится и от опостылевшей и никогда не любимой жены Меган... Но сначала... Сначала  нужно обосноваться здесь. Тем более в Лос-Анджелесе все уже почти готово. Его вещи упакованы, те, кто поедут за ним так же готовы, комнаты для них в доме персонала уже ожидают новых хозяев, благо клан отца не был так велик. Семья Морелло никогда не входила в число 5- ти самых влиятельных семей Нью-Йорка и пока Коста лишь мечтал это исправить. Молодой, амбициозный и готовый на все, он достаточно зрело оценивал свои шансы и прекрасно понимал, что лишь безоговорочная преданность головному клану могла бы сделать его нужным и полезным, а следовательно помочь войти в ту самую заветную пятерку. Кланы постоянно дрались между собой, постоянно конкурировали, и Коста не сомневался, что пусть не сейчас, но кого- то уберут с шахматной доски. А он будет рядом и ждать. Да, этот все ещё более чем молодой человек, с уже давно холодным и колючим взглядом, был движим лишь расчётом. Только им и больше ничем. Он хотел подняться, но понимал, что легко ему не будет. А впрочем, когда было? Сначала просто нелюбимый, а затем и ненавистный сын собственного отца, несмотря на привелегии от рождения, Коста добился всего сам. Совершенно на днях состоялся его обряд посвящения, где все мужчины клана его отца присягнули ему на верность. Многие подумают, что это простая формальность, на деле же клан Морелло сильно сократился, так как все мужчины- понятие слишком растяжимое, и новые ямы на заднем дворе говорили о том, что под это понятие попадали лишь верные. Да, Константин Морелло не собирался ни с кем шутить. Он должен показать свою силу, должен, а значит сделает. Он зашёл уже слишком далеко, что бы отступить. В кабинете отца было достаточно зябко, хоть и дом хорошо отапливался. Или может сам Коста чувствовал себя в нем не в своей тарелке?
-Ты меня слушаешь?
Спросила его все ещё более чем красивая, но уже явно начавшая терять очарование молодости женщина. Высокая, все ещё стройная, она смотрела на молодого мужчину, и в её голубых глазах отражался гнев. Коста поднял на неё глаза, её собственные глаза, не иначе.
-Извини, отвлёкся. Я слишком много держу в голове. Мам, я не могу здесь находится. Этот кабинет меня душит.
Признаётся Морелло, он уже занялся поиском нового дома, ну, или земли,так как его взыскательному вкусу было более чем трудно угодить.
-Пойми, это твой дом, твоё наследство. Перестраивай здесь все, что хочешь. Но этот дом принадлежит тебе и твоему брату! Этот дом ассоциируется с Морелло. И ты должен взять все, что осталось после твоего отца. Кстати, что ты решил? Перевезешь сюда Меган?
Мать, конечно же понимала желание сына не жить в доме, где он убил своего отца, но по её мнению это было попросту невозможно. Главный дом был построен в конце 60- х годов и явно сохранил величественность того времени. Возведённый в начале 80- х и обновлённый в начала 90- х дом для персонала, соответствовал всем требованиям, ну, а Коста- привыкнет. Дому действительно не хватало женской руки, а живущая здесь, и ведущая дом Ханна- явно была занята другими вещами, да и Донна Ребекка прекрасно понимала, что её муж вряд ли бы позволил девочке переделывать его крепость по своему вкусу.
-Нет. О моем браке никто не должен знать. Меган фактически сошла с ума. Вскоре я сделаю так, что она и вовсе исчезнет. Да так, как будто её и вовсе никогда не существовало. На моей свадьбе почти никто не присутствовал, не думаю, что отец сильно распространялся о ней.  Так, что хоть тут проблем быть не должно.
Говорит он матери. Вопрос с домом пока оставлен открытым и Коста не знает, как поступит с ним.
-Я помогу тебе на первых порах. Ни о чем не волнуйся. Дом я беру на себя. Но я не смогу здесь остаться. Моя жизнь в Лос-Анджелесе. Ты же сильный и совсем справишься. Кстати там в коридоре как раз эта девочка- Ханна. Ждёт уже не первый час. Может все же выслушаешь? Но прошу, не верь и не давай ей спуску.
Советует мать. Коста более чем недоволен. За эти несколько дней, он сильно устал. Но этот разговор он попросту не может откладывать.
-Позови её. Время пришло. И отдохни. За последнее время мы делали это крайне редко.
С заботой говорит он матери, сам же готовится держать очередной удар. Он понимает, что Ханна в его руках, понимает он и то, что ей нечего ему предьявить и сейчас он должен решить, последует ли она за братом? Или станет игрушкой в руках людей его клана в одном из борделей? А может быть он все же помилует её, в память о их детстве? На эти вопросы ему предстояло ответить. Пока же он с нежностью смотрел на мать, которая подойдя к нему, поцеловала в щеку и вышла из кабинета.
-Дон освободился и готов вас принять.
Холодно сказала она Ханне и прошла в свои покои. Коста же ждал, понимая, что этот разговор решит судьбу любимой племянницы его отца и его кузины по совместительству.

Отредактировано Constantine Morello (2017-05-23 09:14:16)

+1

3

Сегодня ровно 9 дней...7- й день я прорыдала. Я даже не нашла в себе сил спуститься вниз и ничего не ела. Я осталась одна в этом мире. Мне 22 года, а мне уже не на кого расчитывать. Я - одна и что будет со мной дальше- неизвестно никому. Коста мог сделать со мной все что угодно. Он всегда меня не особо любил. Джереми он правда ненавидел... Меня снова душат рыдания. Я просто не могу остановиться. Родители, дядя Ал, Джереми... Господи, чем я заслужила? За что? Я не делала никому такого, уж зла. Ну увела Грега у Сабрины... Но мы же уже помирились, да и Грега я вернула... У нас даже ничего толком не было... Я никогда не забуду, как мне сообщили о смерти дяди Ала. Я тогда была в институте. Вернее... Мне дали в него поехать, уже зная, что дяди нет. Джереми так решил. Он хотел, что бы я закончила курс, но я не могу. Я попросту уничтожена. Возможно, он бы не дал мне бросить. Возможно, я бы закончила и пошла дальше. Но Джереми больше нет. Некому вести меня по этой жизни. Брату было всего 27. На год старше Косты. Когда я вернулась из университета, он уже был здесь. Весь в чёрном, но, как всегда идеальный. Я никогда не видела Косту в мятом костюме или не ухоженным. Идеальная стрижка, идеальный костюм, лицо без следов растительности, хоть он и жгучий брюнет. Внезапно, я задумываюсь о том, что никогда не замечала, как красив мой кузен... Более того, он всегда был красивым. Может быть потому что мне всегда нравились высокие мужчины? Коста же не отличался ростом никогда. Но светлая кожа, иссиня- чёрные волосы и пронзительные, холодные синие глаза,  делали его должно быть более чем привлекательным для женщин. Так же весь его облик был пропитан деньгами. А это привлекает женщин. Джереми был проще. Слезы бесконечным потоком застилают глаза. Я не знаю сколько я уже тут. Вроде бы с 8 утра. Сегодня я должна убедить Косту в том, что я не опасна. Сегодня я должна говорить с человеком, который убил самых близких людей в моей жизни. Более того, я должна убедить его в том, что я не держу на него зла. Но я никогда не забуду тело Джереми в морге. Его жестоко избивали, применяли прытки, а от кистей рук моего любимого брата и вовсе почти ничего не осталось. Косте видимо нужно было знать, где завещание. Спросили бы меня!  Я бы сказала, и моему братику не пришлось бы так страдать. Говорят он умер ночью. Но его сердце остановилось до 12- ти... Джереми, мой милый. Ну, почему, я тоже не умерла? Почему должна мстить? Господи, как холодно! Я никогда не была толстой. Наоборот в детстве была даже тощей и меня дразнили косеножкой. Дядя Ал правда это запрещал, а Джереми даже подрался со старшими мальчишками, что бы они меня не дразнили, но за эти 9 дней я попросту высохла. Не знаю на сколько я похудела. Сейчас это все не имеет значения. В кабинете, в который я прибегала каждое утро, дабы поцеловать дядю Ала и каждый вечер, что бы пожелать ему спокойной ночи, со мной могло произойти что угодно. Коста мог отдать приказ, что бы меня изнасиловали солдаты или его новый подручный. Так же он бы мог это сделать сам. От этих мыслей я плотно сжала ноги. Внезапно дверь открылась и из кабинета вышла Донна Ребекка. Я видела ее всего пару раз в жизни, и от неё, как впрочем и от Косты просто веяло холодом. Не представляю, как дядя Ал мог с ней жить? Целовать, заниматься любовью, усыпать рядом с ней ночью? Он был совершенно другим. По- крайней мере мне так казалось.
-Дон освободился и готов вас принять.
Говорит она мне, и проходит мимо. За все эти 9 дней я ни разу не услышала ни слова сочувствия. Дон... Подумать только... Но ничего, дайте мне только найти завещание... Мы ещё посмотрим, как это все понравится Косте. Я вхожу. Он сидит за столом.
-Дорогой кузен? Или я должна обращаться к тебе Дон Константин? Извини, за то, что не пришла раньше. Мне было очень плохо. Да и ты должно быть был занят...
Я не знаю о чем с ним говорить. Я буквально закутана во все чёрное. И в душе все выжжено. Я даже не могу думать о мести, хоть и клялась. Я не могу на него смотреть. Не могу видеть в этом кабинете... Но я должна поговорить с ним. Дядя Ал платил мне содержание, дядя Ал дал. Не кров в этом доме, дядя Ал оплачивал мою учебу, дядя Ал... Этот список я могла бы продолжать бесконечно. Но что из этого возьмёт на себя Коста? Останусь ли я здесь жить? Останусь ли жить вообще? Эти вопросы сейчас были самыми главными.

+1

4

Меньше всего сейчас ему хотелось видеть Ханну. В идеале было и вовсе пустить всех в расход. Да, пусть она всего лишь совсем ещё девчонка, но наверное яка не верит в то, что все это было случайностью. И так мать все же запускает ее в кабинет. И Косту буквально захлестывают  воспоминания. Он никогда не любил ее. Она... видимо платила му тем же. Виделись они не часто. Разные города. Но она  и Джереми всегда вели себя, словно хозяева положения. Но сейчас все изменилось. Нет дяди Ала, нет брата. Сейчас она просит его о снисхождении и лишь ему решать дать его или нет? Он может сделать  с ней что угодно: отдать солдатам или просто убить. Она уже должно быть видела а что он способен, и ее можно ждать такая же участь, как и ее братца. Даже сам Коста не особо знал, чем закончатся для Джереми пытки в подвале. Думал он продержится дольше, но вышло, как вышло. Скоро про него все забудут окончательно, как и о том завещании, что сгорело в этом самом камине. Наверняка, Ханна совсем не так представляла себе свою жизнь, наверняка рисовала более радужные картины.
-Признаться я не ждал тебя. Дел было действительно много. Когда ты уезжаешь?
Спросил он у неё, смотря  ей прямо в глаза. Завещание не найдено, она ему не родная сестра, так что содержать ее он не обязан. Более того это совершенно не входит в его планы. Да и с какой стати? Молодой мужчина был уверен, что получись все так, как хотел его о ну- ему самому и его брату не дали бы ничего. Конечно, он так бы это не оставил, были бы суды, он бы сделал попытки покушения на Джереми ещё до клятвы верности... Но, что глодать? Это все не нужно. Завещание было здесь, копии нет. Даже если у Ханны и будет поддержка юриста отца- без документа они ничего не докажут. А документ безвозвратно исчез.
-И почему ты так на меня смотришь? Если у тебя все- можешь идти складывать вещи. У слуг и без того слишком много дел. В твоей комнате есть что- то из драгоценностей принадлежащих семье Морелло? Если да- занеси их в мой кабинет.
Коста подошёл к окну, открыл его  и закурил. Он не мог сдержать улыбки, думая о том, что его отец должно быть в гробу переворачивается! А ещё ему должно быть крайне не понравится, когда Коста полностью переделает кабинет, спальню, а там и весь дом под свой вкус! Жаль, его мать не сможет остаться. Она бы привела весь дом в порядок и помогла бы ему. Крис ещё совсем мал.  Ему всего 11. И ей нужно думать о его воспитании. Она нужна ему намного больше чем Косте. А Коста справится. Да, пока трудно, но затем будет лучше. Он уже чувствовал усталость. Что ж... Видимо нужно позвонить Питеру. Пусть пришлёт в его кабинет девочек. Двоих вполне хватит. Морелло не хотел ехать сам куда- то, благо новое положение позволяло. Он вернулся к столу и увидел, что Ханна никуда не ушла. Она так и стояла, где он ее оставил.
-Ты все ещё здесь? Я думал мы закончили этот разговор...
А ей сколько лет? Она не многим младше их с Джереми? 20 ей точно было... Коста помнил, что его отец устроил грандиозный праздник. Коста правда так и не приехал. Занимался подготовкой к сегодняшнего дня. Сил ушло много, зато все окупилось. Раньше в роли просителя выступала его мать. Сначала для Косты, а затем Криса. Она не заслужила этого. Вышла замуж не за того человека. А у ее отца был выбор. Все могло бы сложиться иначе, но вышло, как вышло. Но он отыграется. Он уничтожит все, что любил отец. Конечно же Морелло понимал, как сейчас унижено себя чувствует Ханна, понимал, что ей некуда идти. Но он думал о том, что должна ж она с кем- то спать? Пусть идёт к нему. Ну или ляжет под кого- то. Девушка она симпатичная. Наверняка у неё есть те, кто готов использовать ее по прямому назначению или те, кто этого хотел бы. Даже из друзей его  отца, ее любимого дядюшки Ала, не говоря уже о их сыновьях. Он же уже более чем твёрдо решил- она здесь не останется.

0


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » The Past » Уроки самосохранения