Было ощущение, что что-то пошло не так. Это не было ощущением, это было правдой, все пошло не так, все пошло не так уже достаточно давно. И вся ненависть выплескивается на других людей. Ди просто хотел быть любимым, хотел любить, хотеть жить окрыленным. Читать пост

добро пожаловать на проект!

Не задерживайтесь на главной странице, а присоединяйтесь к нам. Время в игре: ноябрь- май 2017. Готовы ли вы погрузиться в мир большого города? Не боитесь ли попасть между сильнейшими криминальными кланами? Хотите испытать себя? Любовь, ненависть, взлёты и падения, карьера и крушения всех надежд... Если вы готовы- Добро пожаловать в Нью-Йорк!

Daring Life: New York loves you

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » Not Forgotten » Кровная месть


Кровная месть

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Дата и время
19.07.2016
Место
Дом семьи Морелло

Участники
Константин, Ханна и Миранда Морелло
Очередность
Указана выше

*Обычная услуга иногда может вызвать бурю чувств, а старые обиды выльются в кровную месть...*

0

2

Константин Морелло был из тех людей, что очень редко сходится с кем- то достаточно близко. Они редко подпускают к себе, а ещё реже готовы отдать все ради кого- то. Джим Спрингс был именно таким человеком. И Коста конечно же знал, что Джимми очень болезненно переживает развод. Он так же знал лучшее лекарство как можно быстрее всего забыть обо всем. Конечно же в объятиях  красотки. Сам Морелло вот уже почти 10 лет был образом супружеской верности и просто боготворил свою супругу. Особенно сейчас, когда она носит его ребёнка и он точно уверен в том, что это мальчик. Наследник, сын, приёмник, продолжатель дома Морелло, будущий Дон... Этот список Коста мог продолжать до бесконечности. Больше всего на свете он хотел взять на руки своего мальчика, конечно он не забыл Патрика, о ко гром почти ни с кем не говорил, конечно, он безумно любил Джи, но все же сын есть сын для любимого мужчины. Особенно в по положении. Что уж говорить также у того же Спрингса было 3 сына. 3 захода и каждый удачный. Морелло хотел бы так же. Особенно сейчас, когда его положение только начало крепнуть. Все складывалось как нельзя удачно в этом году. Исполнялись все желания. Более того, сам Коста попросту не знал чего бы ещё для себя попросить? Все шло, как по маслу. Не считая смерти Адама, так как тот был единственным с кем Морелло мог говорить в "Лилии", что уж скрывать. Омар никогда не нравился Константину и его смерть принесла Морелло лишь выгоду. Для Косты быстро перестало быть секретом, что за верность Мотизи можно получить весьма ощутимые поблажки, и что старый Дон Сильвестр предпочтёт видеть рядом не Дона Михеля, а именно его- перспективного и молодого Константина Морелло. О его тёмной истории и о том, что было в его прошлом никто не знал, и видимо никогда не узнает, так как с неделю назад ему звонили и сказали, что состояние Меган за Нино ухудшилось, и что скорее всего она скоро умрет. Это были радостные новости. Тем более чёрный Сантино настоял на липовом документе о разводе, оформленным задним числом, так что в любом случае, руки Морелло были развязаны, хоть его и пугало, что Сантино уже совсем древний, а его сын Энцо ещё явно не готов. Да и отношения Косты и Энцо были не столь доверительными. Но он понимал, что Сантино проживёт ещё от силы лет 10 из которых активных оставалось не больше 5-ти. И это было грустно. И с этим нужно было решать. Но в это утро его больше занимал другой вопрос: что делать с Джимми? Конечно, он понимал, что лучше Ханны в этом вопросе ему никто не поможет. И так как он покрывал её "серый" бизнес, он знал, что она ему не откажет.
-Доброе утро. Ещё не на работе?
Спросил он её, садясь за стол. Каждый раз видя Ханну за завтраком в столовой, Косту брала злость, так как он прекрасно осознавал, что не вмешайся он- этот дом со всем содержимым достался бы именно ей и её братцу, который уже так давно отдел Богу душу. Огромным блаженством для Константина было наблюдать за его мучениями. Джереми Коста попросту не ненавидел. Злость на Ханну была меньше, может быть именно поэтому он и позволил ей остаться в его доме.
-Слушай, мне через неделю снова понадобится девушка. А лучше две. Брюнетка и рыжая. Они должны хорошо знать своё дело и уметь развлечь и отвлечь от грустных мыслей.
Без всяких предисловий подошёл к делу Коста. Он прекрасно понимал, что девушки нужны не ему, и он знал, что и Ханна это прекрасно понимает. Они говорили на одном языке и Коста не особо следил за тем, как и что он говорит. Девушки были, конечно же для Джимми, и Коста даже представить себе не мог какой кинешь могут устроить эти его слова, пока же он думал о "подарке", который собирался преподнести другу. Что же касается самого Морелло, то он слишком любил жену, что бы даже допускать мысль об измене, хоть и их ласки стали куда более редкими и нежными, так как Морелло больше всего боялся навредить своему малышу, появления которого ждал просто невероятно. Он часто думал о том, что наверное, королевского отпрыска ждали меньше. Ираид него он был готов подождать ещё пару месяцев.

Отредактировано Constantine Morello (2016-04-27 01:54:10)

+2

3

Ржавчина - такая зараза, медленно разъедает металл, превращая его рано или поздно в труху, в прах. Казалось бы крепкое такое сцепление между болтом и гайкой, ничто не разрушит, ан нет... Попадет что-то непотребное на резьбу, самая малость и ву-аля! Ждите, что в скором времени ржавчина повредит некогда крепкое соединение. Вначале всё спаяется еще крепче, а чуть позже ударом молотка можно будет легко разбить его на мелкие частички. к чему эта преамбула? Чтобы было легче понять, что произошло с железным сердцем Ханны Морелло. Законы физики как никакие другие совместимы с человеческой природой.
Так случилось в жизни этой миловидной женщины - в ее сердце много лет назад прокралась идея мести, она как ржа постепенно его разъедала. С годами желание вывернуть душу Константина Морелло, своего ненавидимого кузена, только укреплялось, пускало корни и давно уже завладело всем ее сознанием, разрушая то последнее хорошее, что оставалось в ней, заложенное в детстве родителями.
Ханна методично резала серебряным ножом зеленое яблоко, сидя в просторной столовой, когда Коста спустился вниз. Как всегда с шикарной прической, колючим взглядом и неизменной холодной улыбкой. Просто мистер Фрост, не иначе.
-Доброе утро. Ещё не на работе? - он присел за стол. Ханна медленно отложила нож в сторону, слишком велико было желание искромсать это его идеальное лицо и дать ему напиться своей собственной проклятой кровью. Но нет, это было бы непростительной ошибкой. Во-первых- таким образом он слишком быстро умрет, а во-вторых трудно будет замести следы. Нет-нет, эта блондинка долго строила свой план мести и она должна будет развернуться в непревзойденную до селе историю вендетты. Она еще насладиться его медленной кончиной. Поэтому Ханна послала своему кузену наидобрейшую приветственную улыбку. А он, в свою очередь обратился к ней с самой рядовой просьбой. Ему нужны были девочки для Джимми. Интересная логика у мужчин, чтобы забыть девушку, ему нужно несколько других девушек, любые проблемы либо заливают алкоголем, либо прикрывают симпатичными женскими телами. Мелко как-то и пошло. Но на этих пороках Ханна давно строит свой маленький бизнес. Она слушала Косту через слово, на самом деле сейчас ее мало интересовало всё, что не касалось бы Миранды. Именно та сейчас была в центре выстроенной стратегии отмщения. И даже не столько она сама, как плод внутри ее еще почти плоского живота. У них с Костой скоро должен был появиться наследник. Морелло просто летал окрыленный после новости о будущем своем отцовстве. Но в планы Ханны не входило становиться тётей. Зато в плане красным цветом было выделено - ударить как можно больнее.
Для женщины не составит труда выяснить возможный способ аборта без хирургического вмешательства. Пара таблеток из аптеки могут решить эту проблему. На них не нужен рецепт. Смешно, не пришлось даже пачкать себя встречей с дилером. Измельчить лекарство, добавить его в апельсиновый сок, на который так налегала нужная ей жертва, и можно получить эликсир мести. Со всем этим милая Ханни уже справилась. Сейчас она ждала, Миранду, но та не спешила в столовую.
-Прости, я не совсем поняла, что именно важно в нужных тебе девочках? И да, тут часом раньше охранная компания приезжала, сказали, что у нас сигнализацией проблемы были. Их впустила прислуга. так что там о девочках? - она взяла кусочек яблока и с беззаботным видом продолжила, -У меня все как на подбор. А мулатка не подходит к твоим требованиям?

Отредактировано Hannah Morello (2016-04-27 17:29:44)

+2

4

Коста и подумать не мог, что сегодня что- то случится. Он был в радостном предвкушении скорого отцовства и все шло именно так как и должно было идти. Оставалось ещё 4 месяца, но врач уверял, что беременность протекает нормально и поводов для беспокойства попросту нет. И сын сделает их счастье с Мирой еще большим. Мальчика он ждал с тех пор, как ему исполнилось 20 и буквально растворился в своём первом сыне, тем больнее ему было пережить его смерть, да и что там говорить, он всегда недолюбливал Меган, но после её халатности попросту возненавидел. Так что новости об ухудшении её состояния принял более чем спокойно и даже где- то обрадовался. Где- то так как ухудшение- это еще не смерть, а именно смерть освободила бы его навсегда. Именно этого он ждал годами. Говорят душевно - больные долго не живут. Вот только почему- то на Меган это не распространялось. Более того ему уже сообщали о её полном исцелении, но видимо случился рецидив. Что было к лучшему. Но сейчас ему не хотелось об этом думать. Куда приятнее были его мысли о том, как он впервые возьмёт своего малыша на руки, как будет прогуливаться с ним по двору и по парку, как тот впервые сделает первые шаги или скажет "Папа"... Все эти моменты он уже проходил с Джиллиан и да он её очень любил. Но сын... Сын - это самая большая ценность для любого мужчины. Особенно от любимой женщины и в мире криминала, в котором правят лишь мужчины. Морелло ждал сына больше всего на свете и до исполнения мечты оставшись считанные месяцы. Н был буквально окрылён радостным ожиданием, и ему казалось, что ни что не может помешать этому.
-Охранная компания? Надеюсь все в порядке?
С беспокойством спросил Коста. Безопасность была его пунктиком. Весь цокольный этаж фактически занимала охрана, а солдаты- низшая ступень иерархии мафиозной структуры  даже  жди в отдельном здании, на случай особо нужды. Война вопреки прогнозам так и не началась, как скажем это случилось в Чикаго. Попытки чикагского клана Альдеризьо пробраться в Нью-Йорк осуществлялись уже несколько лет, но им пришлось временно отказаться от этого, так как на этот раз угроза  исходила изнутри, а терять власть в Чикаго Альдеризьо не собирались. Но подобное было лучшим решением для Нью-Йоркских кланов и сейчас они могли отдохнуть после встряски с Берталони.
-Что касается девочек... Мулатка? А что... Это даже интересно. А вторая тогда пусть будет рыжей. Для контраста. И будет совсем здорово, если они устроят небольшое шоу. Две девушки контрастной внешности, любящие играть друг с другом это как раз то что нужно, что бы развеять тоску. Я знал, чтобы сумеешь угодить. И, да, предупреди девочек, что клиент изголодался и секс может быть более чем жёстким.
Морелло хотел угодить другу даже не думая, о том, что его слова могут как- то неправильно истолковать. Он даже не предполагал, что их усиленно слушают под дверью и та, что сейчас переживает, поняла фразу "мне через неделю снова понадобится девушка", слишком буквально и что тихая гавань семейной жизни весьма скоро сотрясет скандал, так же он даже не догадывался о том, что пригрел на шее змею, и что Ханна готова нанести свой первый удар, при чем по самому больному месту, что она ничего не забыла и лишь ждала удобного момента. И что она не остановится пока благополучие Косты не просочиться сквозь его пальцы, словно песок.
-И не скупись на их одежду. Я все оплачу. Все должно быть по высшему разряду.
Константин улыбался. Он налил себе кофе из кофейника.Ему совершенно не нравилось нынешнее состояние Джимми, и он хотел ему помочь. Развод окончательно его вымотал, да и что там говорить, он все ещё любил свою бывшую и с этим надо было что- то делать и Морелло был готов протянуть ему руку помощи. Он настолько увлёкся, что и сам ощутил возбуждение. До Миры он и сам пользовался услугами девочек Ханны и прекрасно знал насколько они знают своё дело. Мира же изменила все, хобби привыкший к регулярному сексу Коста несколько страдал от его отсутствия уже не первый месяц, но все же ради сына он был готов потерпеть. Так как не было такого на что он бы не пошёл ради здоровья любимой женщины и ещё пока неродившегося сына. Знал бы он, что простой апельсиновый сок мог все разрушить и что его забота о друге была совсем не верно понята не менее сексуально неудовлетворенной Мирандой, носившей его ребёнка и слышащей каждое слово. Он же старался обеспечить её комфортом и хоть и с трудом, но хранил верность не собираясь изменять и пачкать их прекрасные отношения. Как только он узнал о беременности, он турье попросил её уйти в декрет и окружил всем необходимым. И к слову тот самый пресловутый апельсиновый сок, в котором уже были растворены таблетки был тем самым продуктом без которого Мира попросту не могла обходится. Врач запрещал его в больших количествах, опасаясь аллергии у ребёнка, но... Говорят у беременных свои предпочтения, так что на завтрак Миру всегда ждал стаканчик апельсинного сока и прислуга об этом уже была осведомлена, вот только никто не ожидал как е разрушительные последствия он может вызвать сегодня...

Отредактировано Constantine Morello (2016-04-27 19:45:01)

+2

5

Миранда была счастлива, что наконец-то сумеет воплотить в жизнь давнюю мечту супруга, всего через несколько месяцев на свет появится его первый, как она наивно считала, сын. Он был так счастлив, что ей все сложнее было отстаивать свои права и оправдывать желания. Например, она планировала проработать как минимум до пятого месяца, но эта беременность далась ей куда сложнее чем первая. В большей степени именно из-за работы. Она уже не просто писала лекции, её тошнило чуть ли не от каждого запаха в больнице: антисептики, медикаменты, бинты... Она бы старательно скрывала этот факт от Костика, но и самой ей было тяжело работать в таких условиях. Именно поэтому, уже через пару месяцев, под бурные аплодисменты мужа, Мира ушла в декрет преждевременно. О чем не пожалела ни разу так как и дома ей не всегда приходилось сладко.

То её сводила с ума жажда, то желание чего-то неординарного. На лекциях ей просто некогда было об этом думать, а тут простор для больной фантазии бушующих гормонов. Этой ночью её мучала бессонница. Девушка не хотела будить мужа и потому лишь крутилась из стороны в сторону пытаясь скорее уснуть. Поэтому она проспала чуть дольше обычного и, переодевшись, спустилась к утреннему соку, на который заметно подсела в последнее время, лишь в самый неудачный момент. Она никогда так не делала и отчасти ей было ужасно стыдно, что она вот так сейчас стоит за дверью и подслушивает разговор своего мужа с родственницей. Но слух как скальпелем порезали слова о девушках, которые снова понадобятся Косте. Неизвестно, что за такие грустные мысли так нуждались аж в двух... Сердце предательски кольнуло уже только от этих слов.

Еще свежи были воспоминания, где Мира лично утешала Санти, но и подумать тогда не могла, что окажется на её месте. Хотя... лучше одна целая любовница, чем каждый раз новая распутная девица. Или нет? Она не могла точно определить это сейчас. Вроде как это и не сто процентное предательство, ведь сердцем он как и прежде с ней, а вроде и она не устраивает проверки. Может там одна и избранная. И не известно с каких времен. Да еще и где он обсуждает это, с кем?! Да, она в положении и да, сейчас уже врач порекомендовал воздержаться от любовных утех, но неужели это настолько важнее? Или же единственное, что все это время заботило этого мужчину пока она носит под сердцем его сына? А что же с Джи? Там было так же? Чем же мы тогда отличаемся от животных? Тем что можем придумать каждый раз новый повод для того чтобы радостно запрыгнуть на другую бабу?! А в голове эхом "снова, снова, снова" и Мира с силой сжимает веки и касается пальцами висков. До невозможности отвратительно и мерзко, лучше не знать, ей Богу, лучше ничего этого не знать. Ну почему же так сложно стереть память? Убрать оттуда лишнее...

От обиды становится тяжело дышать и её положение... все это как удар ниже пояса. Она старается держать себя в руках хотя бы ради здоровья малыша, а он тем временем еще и выбирает поэкзотичнее, конечно, все остальное уже приелось и наскучило. Изголодался он и о боги, какая неслыханная щедрость. Стараясь подавить в себе весь этот шторм эмоций Мира сжимает кулачки до боли, ногти впиваются в кожу и заставляют её снова вздохнуть. В горле огромный ком и, кажется, она не сможет произнести и звука, но это не так. Переведя дыхание, она проходит на кухню и заметно натягивает улыбку - О чем разговариваете? - вопрос задан словно невзначай, но звучит очень требовательно. А глаза поблескивают от накатывающих слез. Не расплакалась бы, ни за что на свете не позволила бы себе такой роскоши, но все гормоны, чертовы гормоны.

- Не отвечайте, я догадаюсь сама - она обессиленно усмехается, продолжая все глубже утопать в обиде, просто разрывающей её на части. - Я... просто стесняюсь спросить - очередная усмешка отчаяния и она прикрывает рот рукой, пытаясь подавить желание заплакать прямо сейчас, на первый раз выходит и её взгляд просто впивается в Костю - А куда тебе целых две? - она смеется, но это больше напоминает истерику - С каких это пор ты стал таким ленивым? - две девушки, лапающие друг друга чтобы дойти до кондиции и завести его, стоило только представить это как её затошнило и Мира поморщилась, с трудом подавляя рвотный рефлекс.

Ханна. Она все знала и молчала. Поставляла ему развлечения пачками, просто прекрасно! Девушка театрально развела руками - И как у вас тут все по-семейному! - от нарастающего гнева живот начинает немного тянуть и Миранда прижимает к нему руку, бросая взгляд на Ханну - Как часто он обращается к тебе с такими заказами? Снова? - после взгляд снова обращен к Косте, в нем все больше злобы и разочарования - Снова?! - она слышала каждое слово и словно на повторе её память то и дело воспроизводит этот ужасный диалог, будто бы пытаясь добить её окончательно. Ей хочется просто колотить его в грудь изо всех сил, не останавливаясь ни на миг, но он начнет объясняться, пытаться успокоить её, прижать к себе и она ужасно не хочет этого. Видеть его, слышать его ненужные оправдания. Проще не подпускать его к себе вовсе, что она и делала, каждый раз отступая назад, при малейшей попытке. Самое отвратительное положение на свете. Она даже не может собрать вещи и уехать к маме, к папе... Ей просто даже некуда идти да и разве он её отпустит? Это было хуже всего, по крайней мере сейчас ей так казалось...

+2

6

Еще-бы Константин не осведомился об охране. Всегда беспокоился за свою шкуру. Ханна тоже не просто так отметила этот факт их прихода. Для ее алиби должен быть кто-то чужой в доме на всякий случай. Блондинка всегда была предусмотрительна, тем более в таком знаковом мероприятии.
Она продолжала молча заниматься своим завтраком, поджидая время "Ч". Коста всё разглагольствовал по поводу своего заказа для друга. Да, он знал почти всех ее девочек. Они были высшего класса. Девочки Ханны- это не вам шлюхи с окраины. Каждая из них имела высшее образование, по большей части в теме истории, культурологии и литературы. Они были готовы не просто потрахаться в подсобке. Эти девушки могли стать представительским лицом любой шишки известной фирмы.  Какой каламбур: "шишка" - по разному можно понять смысл этого слова. Ханни даже немного улыбнулась при мысли об этом.
Коста и сам был в курсе профессионализма сотрудниц своей кузины. Как ни как он прикрывал этот ее бизнес и часто пользовался услугами экскорта вместо месячной оплаты. Ханну мало интересовало для себя лично или еще для кого. Главное - у нее была гарантия неприкосновенности. Не нужно было опасаться внезапной проверки или налоговой инспекции. Много лет под покровительством имени Константина Морелло ей была гарантирована неприкосновенность.
-И не скупись на их одежду, я всё оплачу, - кузен был щедр в своих обещаниях. Пригубив чашечку горячего кофе, блондинка с ухмылкой посмотрела в его глаза.
-О да, уж я не поскуплюсь. Ты по многим счетам мне заплатишь, - но это было проговорено лишь в мыслях. Вслух она сказала совершенно другое.
-Можешь не беспокоиться. Я же ещё ни разу тебя не подвела, - Хан сделала еще один глоток.
-О чем разговариваете, - наконец-то появилась Миранда. Ханна тут же впилась в нее взглядом. Она долго ее ждала. Была бы ее воля, собственноручно бы затолкала в это горло апельсиновое зелье, но приходится ждать. Ярость накапливалась в жилах, заставляя каменеть каждую мыщцу.
-Не отвечайте, я догадаюсь сама, - буквально в истерике выдавала слова наружу Мира.
Ханна предпочла молча наблюдать за разворачивающимися событиями. Почему нет? Пусть любимый братец сам выпутывается из этой ситуации. Радости ему от ревности всё ещё беременной было мало, а значит это было бонусом к радости Ханны.
-Как часто он обращается к тебе с такими заказами, -Миранда не оставила Ханни безучастной.
-Прости, я тут не при делах. И ты всё не так поняла, - медленно растягивая слова, блондинка встала со своего места.
-Не стоит так истерить. Тебе вредно. И да, Коста, -улыбнулась кузену, - Коста любит тебя, а вот бедняжке Меган повезло куда меньше.
Блондинка прошла к окну, проведя острыми ноготками по столешнице, задев при этом графин с соком. Потом остановилась и, словно вне решительности, налила себе стаканчик оранжа.
-Витамины поддерживают наше здоровье.
На этом решила свой монолог прервать, оставив влюбленным место для парирования обидными фразами.

Отредактировано Hannah Morello (2016-04-28 17:17:29)

+2

7

Они как раз обсуждают детали сюрприза, как друг вошла  Мира. Константин думал, что она ещё поспит. После её ухода в декрет у неё появилась прекрасная возможность делать это, а ему просыпаться рядом со своей женой, не жертвую несколькими лишними часами сна. Впрочем теперь он сам старался  вставать пораньше. Врач порекомендовал им избегать близости, а на одних поцелуях с утренней эрекцией не справится. Он хотел её. Очень хотел. Но мужественно терпел и собирался терпеть ещё целых 4 месяца. Пессимисты и оптимисты- их война продолжается веками, тысячелетиями. Одни усмотрели бы в этих 4- х месяцах катастрофу  мирового масштаба, другие же- величайшее счастье. Так как через эти 4 месяца, у него появится сын- наследник, продолжатель дела. Тот самый сын, которого он ждал слишком долго. Морелло слишком занят своими мыслями и по началу не замечает настроения жены.
-Доброе утро. Как спала?
Спрашивает он, и встаёт, что бы поцеловать её, но её дальнейшие слова явно дают ему понять, что сейчас не время. Она слышала их разговор, и конечно же приняла на свой счёт. Врач запретил им заниматься любовью и конечно она понимала, что у него есть потребности. Были они и у неё, и тем обиднее ей было слышать о том, какой праздник он "себе" планировал. Коста не удержался от смеха. Да- да он громко рассмеялся, настолько открыто, что в принципе она могла бы даже обидеться.
-Вот так делать подарки друзьям!Мира, любимая, тебе не говорили, что тот кто подслушивает, никогда не услышит то, что ему бы понравилось? Эти девушки не для меня. Джимми загрустил. Вот мы с Ханной и решили организовать ему подарок. Все очень просто. А тебе нельзя нервничать.
Говорит Морелло , и помогает ей сесть. Впрочем фраза Ханны шокирует его. Он не ожидал от неё ничего подобного, думал, что они обговорили это много лет назад. Константин бросает на кузину гневный взгляд. Да как она посмела? Он мог выбросить её на улицу, мог даже убить, мог саму сдать в бордель или сделать с ней что угодно! Она - сирота без единого защитника. Он- сильный мира сего! Да, Коста рассердился. Сильно рассердился. Но пока решил не показывать этого. Пока важнее всего ему было успокоить Миру.
-Я слишком люблю тебя, что бы изменять. Думаю в этом ты не сомневаешься. Самая большая радость для меня далеко не возвышение клана, а то, что у нас будет сын. Я его очень жду. И, да, воздержание даётся мне не просто, но я хочу только тебя.
С этими словами Коста нежно поцеловал жену. Он действительно не хотел изменять ей и эти 8 лет, что они провели вместе были самыми счастливыми.
-Знаю, я тоже хорош, надо было сказать, что это для Джимми, но откуда мне было знать, что ты это услышишь?
Спрашивает  Коста. Тут Ханна наливает себе стаканчик апельсинового сока. И он вспоминает о том, что Мира видимо как раз спустилась за ним. Он даёт ей стакан.
-Вот, выпей. И в моей верности можешь не сомневаться. Так как, я люблю тебя, я не любил никого и больше всего я боюсь потерять тебя.
Морелло даже не догадывался о том, под какой удар ставит свою жену говоря такие вещи. Он допускал самую страшную из ошибок- недооценивал врага, подобравшегося слишком близко. Он считал Ханну неопасной наивно полагая, что она ничего не сможет ему сделать. История с Берталони, казалось ничему не научила Морелло. И он действительно чувствовал себя в безопасности. Он не думал о том, как изменил её жизнь, насколько все испортил. Он казалось совершенно забыл о том завещании, которое сгорело в камине некогда отцовского, а теперь и его кабинета, забыл, как кричал её брат, когда капо снова и снова опускал молоток на то, что некогда было его руками, забыл, что этот дом должен был достаться ей и её брату, забыл о том, что проживи её любимый дядя Ал дольше- её жизнь могла бы быть похожа на сказку, а он бы мог прожить, не задуши его собственные люди по приказу и просто не усади в кресло не оставив следов. Да, останься Коста в Лос-Анджелесе и не предприми никаких действий, все бы могло сложится в жизни Ханны совершенно иначе. Возможно, она бы была замужем, не исключено, что у неё были бы свои дети. Это вполне могло бы случится и при её жизни в доме Константина, если бы не её отчаянная, всеподавляющая  жажда мести. Коста же крутился вокруг жены, надеясь, что нервы не навредят их ребёнку, даже не догадываясь, что сам же дал своей жене то, что убьёт столь желанного ими малыша. Он не ждал угрозы, думая, что сегодняшняя их самая большая беда- это услышанное продолжение вчерашнего разговора. Как же он ошибался...

+2

8

Именно так. Она могла и обиделась. Его смех был сейчас еще хуже чем то самое "снова", он был неуместным по её мнению и даже слишком обжигающим слух. Не стоит говорить и о том, что она не уделила и доли внимания его вопросу о сне и пожеланию доброго утра, так как именно благодаря ему оно было просто ужасно недобрым. Самое отвратительное утро за всю её и без того местами не самую оптимистичную жизнь, да и кто бы знал, что это лишь только начало. Так или иначе, но именно сейчас она просто убивала его взглядом, воскрешала и снова убивала. Ей было даже слишком не до смеха, даже когда он начал себя оправдывать. Впрочем, она была склонна ему поверить. Потому и позволила ему усадить себя на стул, собственно она и сама на него осела. От волнения состояние было будто бы она только отошла от наркоза и вот вскочила с кровати. Все как в тумане и голоса такие приглушенные. Она даже не смотрела на них, а будто бы присматривалась, все еще немного хмурясь, пока не до конца понимая что только что произошло.

- Это? Подарок? Снова?! Можно подумать он при смерти! - а вообще было бы странно если бы он так с ходу во всем признался, его спасало лишь то, что Ханна проголосовала за невиновность, сообщив, что Мира все не так поняла - Будто бы если бы это был не подарок то ты бы сразу сказал: прости, милая, каюсь - она ничуть не остыла, все еще переваривала полученную информацию. Правда было бы смешно полагать будто бы она не услышала про Меган, как бы Костик не старался заболтать её, отводя от темы и всячески отвлекая громкими словами и признаниями.

А говорить красиво он умел, тут не поспоришь, да и в чем-то он был прав. До этого разговора у нее никогда бы не возникло сомнений на этот счет. Однако теперь... теперь он лично пытался не дать им зародиться. Хотя отчего-то ей казалось, что если бы Морелло захотел то никто бы не уличил его во лжи, но это были лишь догадки. Если бы она только знала сколько всего о нем ей не известно и насколько та информация могла бы открыть ей глаза.

Сейчас она была в легкой растерянности. Осадок остался и было бы странно, если бы его признания развеяли бы все что она успела придумать себе, стоя за дверью, тем более что в своих фантазиях она была не скромна. Миранда все еще злилась, но отчасти уже и на себя. Возможно ей было даже немного стыдно. Мира вообще была не любителем ссор и разборок, а тут дала слабину. Стыдно было перед мужем, за то что она заподозрила его в том к чему он не причастен, перед Ханной, за то что приплела её ко всему этому, она была разочарована в себе. Эти переживания, которым она позволила размножиться на ровном месте, были совершенно не полезны для ребенка и она это прекрасно понимала как мать и как врач.

Она ответила на поцелуй мужа и молча наблюдала за ним. Ладно, нечего скрывать, она ему поверила, глубоко вздохнула и жадно залпом выпила сок, за которым действительно пришла. Как правильно сказала Ханна, витамины поддерживают наше здоровье. Правда у этого сока были совсем иные цели, об этом она узнает ближе к обеду или даже вечеру, а сейчас она снова смотрит на Ханну, потом на любимого мужа, который был в шаге от прощения, потом опять на Ханну - Кто такая Меган? - она спросила это уже спокойно и даже несколько тише чем обычно - И что значит ей повезло куда меньше? - по непонятным причинам по спине пробежал холодок. Странно, что до этого она ни разу не слышала её имени, а тут...

+2

9

Что может быть лучше, чем наблюдать как начинается цепная реакция в чашечке Петри, стоит туда добавить несовместимые бактреии. Сейчас этой емкостью для экспериментов был дом Морелло, а разве Константин и его обожаемая Мира - не бактерии? Да, лучше сказать вредоносные вирусы. Как жаль что человечеству нельзя было сделать от них прививку. Ну уж Ханна справится с этой заразой по своему. Решение принято, первые шаги к цели уже сделаны.
Блондинка едва ли сдерживала свой смех, когда увидела расширившиеся глаза Косты, стоило ему услышать напоминание о своей жене. Первый укол сделан, теперь немного подождать и будет второй.
-Кто такая Мэган? -новоявленная женушка была крайне удивлена. Если бы сейчас эта свара была главной целью Ханны, она бы смогла подлить еще масла в разгорающийся огонь, но это на сей момент оставалось второстепенным.
-О, прости, Миранда, если моя фраза тебя расстроила. Это совсем не про твоего любящего мужа. Что ты. Как же в нем сомневаться, -она подошла к брату и положила свою руку на его крутое плечо, заглядывая в глаза с максимально возможной заботой, - Я просто вспомнила свою давнюю приятельницу. Мэг, -девушка перевела взгляд на бедную родственницу, - я говорила о ней. Такая жуткая история, знаешь ли. Ее деспотичный муж, он просто монстр. Объявил ее невменяемой и запрятал в каком-то Богом забытом приюте для умалишенных. Голос Хан был елейно сладок, трудно было бы обвинить ее сейчас в жестокосердии.
Утренний ветер проник в окно, поиграв при этом полупрозрачной вуалью на карнизе, приоткрывая вид на сад возле дома. Комната наполнилась солнечным светом, чьи лучики тут же затеяли танцы в отражении стеклянного графина с ярко-оранжевым апельсиновым соком.
-Вот, выпей. И в моей верности можешь не сомневаться. Так как, я люблю тебя, я не любил никого и больше всего я боюсь потерять тебя, - буквально гипнотизируя движения своего кузена, Ханна следила за тем, как стакан с нужным и почти волшебным напитком перекочевал в руки той, для которой и был приготовлен.
-На самом деле, Мира, - снова улыбнулась, - Он так о тебе заботится. Не солгу, если скажу, что мечтала бы о таком мужчине рядом с собой, но сама же знаешь, всё как-то не везет.
Морелло подняла свой бокал, приглашая всех выпить:- У меня утренний тост! Выпьем за мир и согласие в нашей большой семье, - делая глоток, она пристально наблюдала поверх края за своими подопытными бактериями.

+2

10

Константин ухмыльнулся. Ему удалось успокоить жену, хоть и она явно была недовольна. Он понимал, что она ему поверила, да и что там, он мужественно терпел и был готов терпеть, так как не хотел ей изменять, не хотел разрушать то доверие, что было между ними. С ней он обрёл то самое счастье, к которому стремился. Константин прекрасно знал о симпатии Меган и Джереми и может быть ещё поэтому он так разозлился и зверствовал в первую брачную ночь. Больше всего он боялся, что Джереми и тут его опередил. Впрочем, оказалось, что нет. Но все равно агрессия никуда не делась. Он знал, что был ужасным мужем для своей первой жены, что хуже него просто трудно кого- либо представить, и казалось, что своим вторым браком он старался это компенсировать. К ногам Миры он бросал попросту все, был готов на все и все её желания исполнялись, стояло ей только о них заикнуться. Более того, он явно был готов ради неё и на большее.
-Ну... Фактически он при смерти. Не выходит из комнаты, смотрит старые фотографии, в общем надо спасать. При чем срочно. Вот я и подумал, что это неплохая идея. И, да, не скажу, что мне легко, но я справляюсь. И справлюсь. Впрочем, стань все совсем плохо и не реши я проблему своими силами, да, я бы сказал тебе, что мне нужна девушка.
И это была правда. Впрочем видимо это ещё Мира могла понять и проехать, тем более заверения  в любви и в искренности его слов, да и что там, он уделял ей слишком много внимания и попросту найти время на измену, да ещё и столь хорошо подготовленную время было бы проблемой. Куда больше Миру взволновали слова Ханны о Меган, впрочем видимо желание Ханны оказаться на улице без всяких средств к существованию и это в лучшем случае, сводилось к нулю, так, что она придумала весьма и весьма правдоподобную отговорку.
-В мире вообще много несправедливости. Да, ты когда- то рассказывала. Что- то такое я помню.
Поддержал Ханну Коста. Он понимал, что это не чуть не отменяло их не самый приятный разговор во время которого Морелло хотел обрисовать родственнице возможные перспективы, но все же все это произойдёт без Миры.
-А знаешь что... Хватит негатива на сегодня. Я никуда не поеду. Проведём день вместе. Как тебе такая идея?
Спрашивает Константин жену. Он даже не представлял, что ни сегодня, ни завтра, ни в течении какого - то времени, он попросту не сможет не только работать, но и жить, как прежде, что сегодняшний день станет для него началом конца, первой ступенью к жестокой мести и более того, он совершенно не ожидал, что роль жертвы уготована ему. К Косте вернулось благодушие и он с максимальной теплотой сказал Ханне:
-Уверен, что и ты будешь счастлива.
После чего отсалютовал бокалом поддерживая тост. На сегодня у него были дела в банке, но он считал, что может сделать их и завтра. Тем более с большинством из них мог бы справится и его зам. А документы на подпись ему могут доставить и курьером. Не велика сложность. Сейчас для него самыми важными были его жена и ребёнок. В криминальном мире вновь образовалось какое- то затишье и казалось,  что буря миновала, вот только надолго ли?
-Дай, Бог, каждому такое счастье, как у меня. И это мне повезло.
С этими словами он наклонился к жене и нежно прошептал ей:
-Думаю после такого стресса тебе лучше подняться наверх и я бы мог пойти с тобой.
Не будь у них запрета на близость эти слова можно было бы понять двояко. На деле же, Коста волновался за любимую и малыша и просто хотел окончательно уверить её в своей верности. Он понимал, что попросту не может потерять второго сына. Смерть Патрика до сих пор вызывала боль в его сердце. Пожалуй это был самый сильный удар судьбы, так как сильнее он любил лишь Миру.  И, конечно он волновался. Ведущий беременность врач стращал их. Так что нарушать распорядок он бы не решился, но несколько часов наедине попрежнему казались Морелло приятнейшей перспективой. Единственное о чем он не думал- что счастье не может продлиться вечно и скоро на смену белой полосе придёт чёрная и как надолго ему ещё предстояло узнать.

+2

11

- Какое облегчение - усмехнулась Мира. Он скажет... Хотя, лучше наверно так, вот сейчас она ему поверит и перестанет подозревать, а вдруг он сказал это специально, чтобы успокоить её сейчас? Как много "вдруг" и "если бы". - Какие у вас примитивные способы избавиться от грусти, милый. Отправил бы его на Гоа, он бы развеялся - а захотел бы сам снял бы себе хоть целое войско шлюх. Ну да ладно. Он преследует благие цели и на этом Мира была готова остановиться. Герой. Друзья могут быть уверены, что не сгорят от тоски, даже если все будет из ряда вон плохо, то самый лучший в мире друг все равно обеспечит компанию мулатки и рыжей, которые там играются друг с другом или как он заказывал?

Ханна в очередной раз спасла Костика, вот так смешанные у него наверно чувства. Вроде дамочка и гадит понемногу, а вроде как и выкручивается на ходу. Для отвода глаз все это сказано и для того чтобы раздразнить Морелло. А у Миры не было причин не доверять ей, к сожалению или к счастью. -И правда жуткая история - Миранда как-то напряженно вздохнула и бросила взгляд на Константина - Это... ужасно - по телу пробежали неприятные мурашки, стоило только представить это. Мира поежилась. Что может заставить мужчину поступить так со своей женщиной? Что так держит женщину возле этого мужчины? Кажется даже смерть гуманнее таких отношений.

- Отличная идея, я полностью с тобой согласна. Чего-чего, а негатива точно более чем достаточно. - Миранда легко помассировала виски и запустила пальцы в волосы, заправляя их назад - Простите, что все сама додумала, чувствую себя ужасно - она даже стыдливо опустила взгляд. Правда мерзкое чувство. Подлив себе еще немного сока, отсалютовала и она, выпив за это дело до дна. - Действительно, у тебя все еще впереди - улыбнулась Миранда, пусть даже не зная, что если бы Ханна не бредила мечтами увидеть как Константин Морелло истекает кровью где-нибудь в овраге в полном одиночестве, поочередно расставаясь с пальцами по фаланге, то у нее были все шансы на счастливую семейную жизнь. Что же... Каждый сам творит свою судьбу, она хочет такую, выбрала это смыслом жизни, пусть так.

- Да, действительно - ощущение было таким будто бы она вагон угля разгрузила, не иначе. Хотелось просто отдохнуть и Костик как всегда знал как будет лучше - Пойдем - она пару раз коротко поцеловала мужа, налила себе еще стаканчик сока, который взяла с собой, и отправилась в спальню вместе с супругом. Хотелось просто забыть это утро и разговоры, все подозрения и чувства, эмоции, которые просто овладевали Мирой. Это было нелегко, даже оставшись удовлетворенной всеми ответами, будучи уверенной в верности Костика, она все равно чувствовала себя словно на взводе, надо же так раздраконить саму себя, чтобы потом с трудом остыть. Теперь все позади и у нее даже появилось дополнительное время чтобы побыть с любимым вместе, нужно же во всем искать плюсы и, как оказалось, они были даже в этом небольшом утреннем спектакле.

+2

12

Этот змеиный клубок в лице ненавидимого Константина и его плебейки новой жены Миранды раздражал с каждой минутой всё больше и больше. Хотя Миранду Ханна даже несколько жалела. Глупая беззащитная птичка попала в силки. Жаль, не нашлось ярого гринписовца, который выпустить смог бы ее из заточения. Своим, незаконным по сути браком, она навлекла на себя несчастную ее личный приговор. А судья из Ханны Морелла вышел безжалостный - никто не достоин пощады, если он за одно с Костой.
Так много лет она ненавидела своего кузена, так долго выстраивала свой план мести, что не могла пожертвовать ни одной фигурой в позиции на своей шахматной доске. Черное и белое - так делятся фигуры в старинной индийской игре. Черное и белое - так делится жизнь Ханни. Сама она вряд ли к белой стороне может примкнуть, но она точно знает кто есть на черной. Именно под флагом этого цвета ходит ее братец, а значит и все кто его поддерживает. Шах и мат, надеялась она поставить сейчас Косте при помощи цвета оранжевого, так ярко плескавшегося в стакане его возлюбленной. Миранда со своим утренним напитком поднялась к себе. Хан знала, что концентрация лекарства там зашкаливает, хватит и нескольких глотков, для того чтобы реакция внутри ее тела стала необратимой.
Блондинка, почти скрипя зубами, наблюдала за их примирением, за их нежными поцелуями, за тем как парочка влюбленных поднялась к себе.
Скорее бы - думала она про себя.
Морелло вылила остатки сока за окно в клумбу пышущих цветом роз и заполнила его другим напитком. Поставила графин обратно на стол, а после включила свой ноутбук - работа ждала.

Отредактировано Hannah Morello (2016-05-06 16:48:41)

+2

13

Изменение очереди

Ханна Морелло пропускает несколько ходов.

"Ложечки нашлись, но осадок остался". Поистине мудрое высказывание. И так утро начиналось крайне неприятно. Вернее начиналось- то оно ещё ничего, но завтрак, по мнению перфекциониста Константина был испорчен. Он никогда ничего не забывал, никогда не прощал и не собирался этого делать впредь. Он поговорит с Ханной, серьёзно поговорит. Не много ли она на себя берет? Он дал ей все, хоть и мог выгнать на улицу ни с чем! Хотя... Коста ещё помнил то завещание, что буквально стёр в порошок, спалив в отцовском камине. Он ждал, ждал момента, когда несчастный клочок бумаги сгорит, а затем развеял пепел. Да, Константин обладал завидным терпением. Он мог ждать сколько угодно чего бы то ни касалось: бизнеса или любви. Он сохранил Миранде верность во время первой беременности, окружал её всевозможной заботой и любовью, терпел капризы. Вот только эта беременность была куда сложнее, как для Миры, так и для самого Константина. Обычно, близость не рекомендуют после 6 месяца, но... В случае Морелло не рекомендовали вообще. Косте стало чуть легче терпеть, когда он узнал, что его любимая жена носит долгожданного сына. Константин вообще имел свойство ставить себе цель и идти к ней. В его 18 лет никто и подумать не мог, что он не только переберётся из Лос-Анджелеса в Нью- Йорк, но и... Убьёт своего отца и Джереми, избавиться от завещания, приберёт к рукам весь бизнес семьи, а сейчас и вовсе станет Доном одной из самых влиятельных семей "Черной Лилии". Да, Константин Морелло не боялся ничего. Он делал жестокие, поистине чудовищные поступки, но они окупались. Они приносили ему удовлетворение амбиций, власть, деньги, влияние... Константин никогда не любил своего отца. Он ненавидел его за то, что тот их бросил, за то, что променял на продажных женщин и чужих детей. То, что Алистер Морелло любил куда больше детей своего брата- не было для Константина секретом. Может быть поэтому смерть, сознавшегося под пытками Джереми и была столь мучительной. Коста попросту не мог его простить. На деле он не мог простить отца. Оглядываясь назад, Коста понимал, что сам же отец сделал его таким чудовищем! Сам же отец не дал Косте жить спокойно. Ему всегда хотелось доказать, что он лучше. С Меган, он, конечно конкретно перегнул. Вот, уж кто явно был не при чем. Чистая, невинная девушка, которую буквально бросили ему в постель. Ему бы постараться, но его ослепила ярость. Финал истории был бы трагичен, если бы не Мира. Мира стала его лучиком солнца в тёмном царстве.
-Тебе лучше сегодня поменьше двигаться. Стресс- вреден для нашего малыша.
Говорит Коста жене, помогая ей подняться по лестнице. Он любил её, очень любил. Хоть и понимал, что, возможно чрезмерно заботится о ней. Просто он уже один раз потерял сына и к новой потери  был не готов.
-Может тебе что- то принести? Или попросить водителя купить?
Спросил он у неё, когда они вошли в спальню. Коста внезапно сам как бы вспомнил о Мэг, ставшей чуть ли не приведением. И он чётко знал, что уже ничего не измениться. Его брак с Мирой- законен, так как Сантино оформил развод задним числом. Официально отправлять бумаги, заниматься всей этой волокитой, Косте было попросту лень, да и не тогда, ни уж тем более сейчас попросту не было ни сил, ни желания. С Мирой все было иначе. Он помог ей лечь в постель и переодевшись в халат, лёг рядом. Кое- какие дела у него были назначены, но он решил отложить их.

Отредактировано Constantine Morello (2016-05-15 08:07:18)

+2

14

- Хорошо - послушно соглашается она, делая вид, что он открыл ей что-то новенькое в её положении. Будто бы она впервые беременна и не имеет никакого отношения к медицине. Будто бы он более осведомлен в таких делах и более опытен. - Как скажешь - она счастливо улыбается. Чрезмерная забота? Разве такое бывает? Любое мгновение, где он рядом становится лучшим и Мира с трудом представляла как таких моментов может быть много. Возможно их даже всегда будет мало, когда другой человек является твоим дыханием и смыслом жизни. Разве может надоесть кислород и жизнь? Естественно о потере сына она не знала, может тогда относилась бы к ситуации иначе, еще она не знала о том, что ему все же суждено пережить вторую такую потерю, что её придется пережить и ей, даже более мучительно и изнуряюще в физическом плане.

- Нет-нет, мне ничего не нужно - она не лгала. После утренних разборок ей ничего не хотелось, а даже если бы хотелось она бы не сказала. Не хотелось никого утруждать. Она умудрилась доставить хлопот не только Костику и Ханне своей истерикой, но и самой себе, не дай Бог и малышу. Просто совесть не позволила бы еще и чего-то требовать. Ну кроме, пожалуй - Разве что... приоткрой окно, пожалуйста - как-то не хватало свежего воздуха и прохлады. А может хотелось остудить пыл? А вроде уже и остыла, почти. Когда он рядом и с такой заботой подходит к каждому движению и слову, готов сделать все лишь бы ей было хорошо, разве можно на него злиться? Просто было как-то душно или так казалось. Не важно. Открыть окно это же не подышать выхлопными газами посреди ночи. Вот там прямо хочется спросить "о чем ты, женщина?!", а здесь безобидная просьба, которой не нужно оправдание.

Он уложил её, лег рядом сам. Что еще нужно женщине кроме внимания? Любимый рядом и все снова хорошо, просто замечательно - Ты только не уходи, побудь рядом - она крепче прижалась к нему, прокладывая дорожку из нежных коротких поцелуев от щеки до губ. Все еще с трудом верилось, что она слышала тот разговор, что подумала такое, что готова была обвинить своего мужа, самого лучшего для неё мужчину на земле, в том, чего он не совершал. Не менее нежный, но чуть более долгий поцелуй в губы и она прижимается еще крепче, будто пытается раствориться в его объятиях, будто бы так ей станет легче, будто бы так она наверняка поймет, что он не злится, что не обижается на нее. В мимолетном взгляде легко читается это искреннее "прости" и что она снова чуть ли не плачет. Это полное осознание. Она сожалеет. Ей стыдно. В обычной жизни она не заострила бы на этом внимания, но сейчас, возможно всему виной гормоны, ей нужно было подтверждение о необходимости которого она, как и любая другая женщина, надеялась, что он догадается сам. Без лишних слов.

+2

15

Конечно же Коста понимал, что уделяет жене слишком мало времени, и что конечно же надо больше. Но он попросту не мог разорваться! Морелло не привык перекладывать ответственность на кого бы то ни было. Он привык все делать сам. Привык все контролировать и за все нести ответственность. Сегодня он допустил ошибку, сегодня сделал любимой больно и возможно навредил своему малышу.Сам Морелло вызвал бы лечащего врача Миранды, но... Но видимо это был перебор. Скандал лишь вымотал жену, по- крайней мере так думал Коста. Он открыл окно, как она того просила, и лёг рядом. Укутав, Миру в одеяло, так как на улице было все ещё достаточно холодно, улыбнулся. Коста чувствовал себя очень - очень счастливым. У него было просто все о чем он когда бы то ни было мечтал и он понимал, что рождение сына лишь докажет ему, как сильно он ошибался. Внезапные ласки жены, вызвали в нем желание, но Коста понимал, что нельзя, что это может навредить. С нежностью он отвечал на её поцелую, аккуратно прижимая её к себе. Не жди она наследника и не запрети им врач, он бы не раздумывая  занялся с ней любовью, но он понимал, что они ещё успеют, и что эта беременность жены сильно отличается от прошлой.
-Я тебя люблю. И никогда не предам. Можешь быть спокойна. Так хорошо, как с тобой мне не будет не с кем.
С этими словами он нежно поцеловал Миру. Сегодняшний день он хотел посвятить ей. Он отменит все дела, а его телефон и вовсе остался в столовой. Он понимал, что поняв, что он не расположен сегодня вести дела, это сделает за него верный Сантино. Единственное о чем жалел Морелло- это о потери Патрика и хоть он бы и был живым напоминанием о Меган, сейчас бы ему было бы  16 или 17 лет и учитывая то воспитание, которое Коста собирался ему дать-    он бы уже был бы ему поддержкой и опорой, а Сантино бы плавно посвящал его в дела, но  Патрик умер в раннем детстве, почти младенчестве и сейчас все надежды Косты были обращены на малыша, который по его мнению должен был только родится, хоть и иногда Морелло посещали мысли о том, что когда его сыну будет 20- самому Косте будет уже 61! Огромная разница. Просто нечто нереальное. Он скорее дед своему сыну, чем отец! Но он все равно его ждал. И если бы знал, чем это все закончится- боролся бы за него до последнего. Он бы немедленно вызвал Скорую, хоть и неизвестно, помогло бы это?
-Тебе нужно отдохнуть. Я никуда не уйду. Буду стеречь ваш с малышом сон.
Добавил он, положив руку на её живот. Морелло и предположить не мог насколько хрупким может оказаться счастье и что настолько счастливыми, вновь они будут уже не скоро. Он и не мог предположить, как сломает его горе, и к чему может привести срыв всех надежд? Пока же счастье виделось ему абсолютным. Он был более чем доволен подарками судьбы и вспоминал о прошлом лишь изредка, даже не догадываясь о том, какую ненависть питала к нему Ханна и что эта ненависть в ней лишь крепла и нашла выход в самый неожиданный момент и что самое страшное: способ был нереально жесток. Коста же редко позволял себе вот такие минуты отдыха. Обычно разум его был занят какими- то делами, но сейчас... Сейчас он настолько расслабился, что уснул, обнимая любимую жену и думая о том, что их дальнейшая жизнь представляется ему чередой приятны моментов. Единственное на что он надеялся- это то, что она поймёт, что единственная женщина, которую он любит- это именно она, и что он бы не стал изменять ей лишь из- за временной невозможности близости.

+1

16

Любимый муж послушно открывает окно и комната быстро наполняется прохладой. Свежо и спокойно. Он укутывает её в одеяло и по телу пробегает приятный поток тепла, вся эта забота, хоть порой и чрезмерная, ей сейчас как раз необходима. Она готова ласкаться и мурлыкать лишь бы все так и осталось. Морелло хорошо слышит его слова, это даже больше чем ей требовалось. После поцелуя она негромко отвечает  - Я тоже люблю тебя, мой родной, очень-очень люблю - обхватывая его лицо ладонями и целуя еще раз. Ми кивает, соглашаясь с каждым его словом. Действительно состояние было измотанным, она устала от самой себя и от своих мыслей. Сон был лучшим лекарством и Коста знал это не хуже нее самой.

Девушка сползла чуть ниже, положив голову на грудь супруга, и практически сразу уснула. Малыш был очень спокоен, даже не толкался. Сон был крепким. За эти несколько часов она даже ни разу не проснулась, а за эту беременность такое случалось довольно редко. Её все время что-то беспокоило. Как и уже через мгновение. Она проснулась от сильной головной боли и сразу поморщилась. Костик уснул и сам, будить его совсем не хотелось. Она аккуратно поднялась с кровати и сразу же припала к стенке от мощного головокружения. Это было странно, ведь все было относительно нормально, разве что стресс мог немного повлиять на её самочувствие. Все это было приправлено тошнотой. Хлопком ладошки о стену она, конечно, разбудила мужа и как только хотела сказать ему чтобы он еще немного вздремнул, заверить, что с ней все в порядке, как резкая боль прервала все мысли. Для родов было слишком рано, но все очень напоминало схватки. Мира схватилась за живот и звонко вскрикнула, сползая вниз по стенке.

Естественно муж сразу же очутился рядом, так как она жмурилась то даже не успевала следить за его передвижениями. Почувствовала как он поднял её с пола, снова закричала, с силой сжимая его плечо, скорее бесконтрольно, и моля скорее вызвать скорую. Еще пара вскриков с промежутком в пару минут и открывается обильное кровотечение. Миранда практически сразу теряет сознание, оставляя его один на один с этой катастрофой. Скорее всего в себя она придет уже только в больнице и это будет точно не самое приятное пробуждение, возможно она даже не будет ему рада еще долгое и очень долгое время.

+1

17

Косте удалось то, что в принципе не удавалось уже очень и очень давно. Он уснул. Да так глубоко, что, даже не услышал, как она встала. Константин даже не думал о том, что что- то может пойти не так, что может случится трагедия. Он спал так сладко, что ему совершенно не отделись открывать глаза, но он слишком переживал за жену и ребёнка, что застонав, все же сделал это. Он увидел, что Мира встала и держится рукой за стену.
-Что такое? Тебе плохо? Позвонить врачу?
Спрашивает он с трудом подхватываясь и подбегая к ней. И тут произошло то, чего Коста не ожидал, но больше всего боялся.  Вскрикнув и схватившись за живот, она сползла по стене, и Коста еле успел её подхватить. Он ощущает, как она сжимает его плечо и прочитывать "Скорую".
-Да- да, конечно, все будет хорошо.
Говорит он, укладывая её на постель. Конечно же он понимает что ей плохо, но для родов слишком рано.
-Кто- нибудь, вызовите, "Скорую"!
Крикнул он. Морелло понимал, что попросту не может оставить свою жену сейчас.
-Ханна! Сантино! Кто- нибудь сюда!
Кричал он пройдя в полный ужас от происходящего. А открывшееся кровотечение и потеря сознания и вовсе ввело его в состояние транса. Никого не дождавшись, он кинулся в кабинет, и схватив телефонпозвонил в "Скорую", после чего выскочил в коридор, где встретил Марию и попросил её посидеть с хозяйкой пока он переговорит с Ханной. Коста попросту не знал, что ему делать!  Он буквально ворвался в комнату кузины.
-Ханна, Мире плохо и я не знаю, что делать! Пожалуйста пойдём со мной. Ну где же эта "Скорая"?!!!
Константин вернулся в спальню вместе с Ханной. Мира была бледна, словно полотно, а "Скорая", как назло не ехала. Коста очень переживал и накинулся на врачей, чуть ли не с кулаками, когда они- таки приехали. Они настояли на срочной госпитализации и Коста попросил Ханну поехать с ним.

В больнице сразу же после оформления, Миру повезли на операцию. Вернее Коста дал свою страховку и заполнил дрожащей рукой все необходимые документы, а её уже увезли. Косту волновало, что она так и не пришла в себя, к тому же он переживал за ребёнка. 5- й месяц- это очень рано для родов, так что повод для опасения у него все же был. Что бы хоть как- то занять себя он принёс им с Ханной кофе.
-Спасибо за то, что поехала со мной. Как думаешь, что могло случится? Если это из- за утреннего происшествия я себе никогда не прощу!
Сказал Коста Ханне. Он попросту не мог найти себе места и понимал, что ему и думать не хотелось о том, что с Мирой или ребёнком может что- то случится! Он слишком любил её, слишком хотел сына и тем больнее он воспримет новости, которые ему вскоре сообщат.  Пока же он лишь переживал и надеялся на то, что все образуется, что все будет хорошо. Что врачи обязательно спасут и Миру, и их малыша. Что все у них ещё будет хорошо и более того он и не догадывался о том, что вина всех его нервов и будущих несчастий сейчас сидит рядом с ним! Он снова встал и прошлялся по комнате.
-Ну, что же так долго, а? Надеюсь с ней все будет хорошо! Мира- все для меня и ты же знаешь, как я хотел сына! Смерть Патрика сильно меня подкосила и новое испытание снова... Нет, Бог просто не может меня так наказывать!
Он понимал, что ему надо успокоится и он попросту никак уже не может повлиять на ситуацию. Но на операционном столе были его жена и ребёнок и никто не говорил ему что пошло не так и будет ли с ними все хорошо?

+1

18

В доме повисла мертвая тишина. Смерть лишь шелестела своими черными перьями на крылах. Она уже была тут. Уже витала по особняку, принюхиваясь к дыханию живых.
Ханна была взволнована не на шутку. Задуманная акция уже на половину удалась и не давала ей покоя. Работать не получалось. Захлопнув крышку лэптопа , блондинка поднялась в свою комнату. Присев на кровать, она пыталась уловить вибрации воздуха в доме. Он, воздух, обязан просто был сейчас отреагировать на произошедшее несколько минут назад в уютной светлой гостиной.
Прошло некоторое время.
-Ханна!- именно ее имя первым привал Константин. Морелло криво усмехнулась.
Надо же, никого другого, а именно ее позвал заклятый враг.

Больница всегда навивала на Ханну тоску. Крашеные стены, белые панели кругом, запах лекарств, пикание аппаратов за стеклянными дверями - от всего веяло болью.
Миранду увезли в операционную. Ее супруг метался по коридору как израненный зверь по клетке. О, это было медовой усладой для сердца молодой женщины. С наслаждением наблюдала Ханни за мучениями своего брата.
-Спасибо...
О, Небеса! Вы слышали?! Константин поблагодарил ее!
-Нет, Бог просто не может меня так наказывать!
Может, Коста. Ее как может. Ты, дрянь и сволочь, ты заслуживаешь большей кары...
Ханни положила свою ладонь на плечо мужчины.
-Держись, брат. Не смей расклеиваться. Ты нужен сейчас своей жене. Поэтому возьми себя в руки.
Чуть понизив голос и опустив задумчивый взгляд в кафельный пол, продолжила - Я знаю, что такое - терять близкого и родного человека. Знаю. Но я же держусь, - заглянула в глаза Косты,- и ты сможешь. Ты сильный.

Отредактировано Hannah Morello (2016-06-13 16:59:16)

+1

19

Как же Коста волновался. Он любил Миру, очень любил. И тут такое испытание для них двоих... Он даже не представлял, что могло случиться? Все же было относительно нормально. Они не занимались любовью, Мира соблюдала рекомендации врачей. Ну, почти соблюдала. Как у всех беременных у неё произошла перемена вкусов. И Морелло немного беспокоило, то сколько она пьёт апельсинного фреша. Как любой мужчина, в достаточно зрелом возрасте, готовившийся стать отцом, он конечно же перечитал все что можно и нельзя и знал, что апельсиновый сок богат витаминами, но и разъедает стенки желудка и является сильным аллергеном. И почему- то Коста думал именно на него. Конечно же он надеялся, что все обойдётся, но крови было слишком много. Да и операция в положении Миры- дело весьма рискованное. Видимо их ребёнок куда слабее чем ему  казалось, что весьма странно, так как Джи родилась весьма и весьма крепкой и здоровой девочкой, фактически не болела и приносила родителям  лишь радость. Врачи хранили молчание и добиться, как проходит операция Константин попросту не мог. Единственное о чем я их просил:
-Просто спасите её. За это я отдам любые деньги.
Он нервничал и ждал. Коста попросту не представлял себе жизни без Миры. Да, он хотел наследника, но не такой ценой. Более того, он понимал, что если станет выбор между Мирой и малышом- он выберет жену. Он продолжил метаться по больнице, хоть и слова Ханны заставили его сесть на стул. Странно ещё что никто не попытался его выгнать отсюда, так как он явно вносил львиную долю нервозности в происходящее.
-Я даже не представляю, как смогу жить без неё. Не хочу об этом думать. Просто не знаю. Мира стала всем для меня. А как мы хотели сына? Сколько было надежд? Я думал, как буду учить его всему и сколько он радости нам принесёт...
Коста реально слишком надеялся, что все обойдется, слишком хотел верить в то, что врачи сумеют спасти его жену и сына. Он так же понимал, что смерть ребёнка на таком позднем сроке вряд ли легко скажется на здоровье Миры. Тут к нему подошёл один из врачей.
-Мистер Морелло, я доктор Салливан. Доктор Гарсия сейчас в операционной. Операция подошла к концу. Вскоре она выйдет и скажет вам результат. Мне он не известен. Хотите пройти в кабинет или мы поговорим здесь?
Спросил доктор Салливан, бросив взгляд на Ханну. Коста даже не ожидал такой поддержки от кузины, так что не видел никакого подвоха.
-Говорите, здесь.
Попросил его он. Морелло не считал нужным что- то скрывать от Ханны, особенно учитывая, как она его поддерживала.
-Дело в том, что готов анализ крови вашей жены и... Мы нашли там, то, что вряд ли бы принимала беременная женщина на позднем сроке. Мистер Морелло не было ли у вашей жены депрессии? Может быть какие- то потрясение или скандал? Просто в её крови нашли большое содержание Мифигина. Я бы даже сказал, что оно не просто повышено, а превышает все допустимые нормы. Если вы не знаете, а это скорее всего именно так, то этот препарат используется лишь для одной цели- прерывания беременности. Обычно, конечно же на раннем сроке.
Врач смотрел на Константина,  он же абсолютно ничего не понимал. Это было просто невозможно. Мира бы такого б не сделала! Значит кто- то другой.
-Спасибо за информацию. Ничего такого не было. Не считая небольшой ссоры, но я в этом разберусь.
Говорит ему Морелло. Тут открываются двери, выходит врач, сообщает Косте не самую приятную новость и мужчина просит разрешения войти и побыть с женой, дождавшись когда она придёт в себя от наркоза. Он ещё не знает, как тяжело даваться им эта трагедия и что виноваты вовсе не его работники, которых он уволит абсолютно всех, взяв на работу новых людей. Он даже предположить не мог, что зло все ещё рядом и готовится к новому удару.

+1

20

Естественно весь дом был поставлен на уши, к сожалению Мира и сама успела за несколько секунд впасть в панику, к счастью она продлилась не долго. Достаточно быстро её доставили в больницу и сразу же увезли в операционную. Все стандартно: быстрый осмотр, анализы и времени на раздумья практически нет. Она была без сознания и привести её в чувства не удалось. Что произошло и что предшествовало подобному результату никто, собственно, не узнает и после. Девушка не знала сколько прошло времени, да и не успела сообразить и хотя бы задать вопрос. Её привели в сознание сразу после операции, но перед тем как сообщить результаты Костику, чтобы проверить как она отойдет от наркоза. Состояние невероятной слабости и колкой боли в области живота окончательно дезориентировали, свет казался ужасно ярким и до боли режущим глаз. Она даже не в силах была пошевелиться. Над ней склонился врач, как в самых отвратительных фильмах, где все начинает идти кувырком.

- Миссис Морелло вы принимали какие-нибудь таблетки? - и этот вопрос был ужасно странным, она попыталась покачать головой, но удалось это с трудом, проваливалась в сон, но женщина в халате не позволяла этого сделать - Пожалуйста, постарайтесь вспомнить, это важно - настойчиво повторила она - Нет, ни...чего такого - девушка зажмурилась, тяжело вздыхая - Судя по результатам анализов вы приняли накануне препарат для прерывания беременности, в очень внушительной дозировке, прошу вас, еще раз хорошенько подумайте... - и даже сквозь плывущее в тумане сознание она осознавала масштабность такого поступка. Неужели она похожа на полоумную чтобы такое с собой сотворить, нося под сердцем желанного ребенка?! Это же немыслимо! Мира облизнула губы, которые значительно подсохли за время операции, и просто начала закипать как чайник - Вы в своем уме? Я сама врач! Не принимала я никаких таблеток, слышите?! Я ничего не принимала!  Что с ребенком? Где мой муж? - вмиг улетучилось все состояние слабости и она даже попыталась подняться, в нарастающей истерике и панике. В чем её пытаются обвинить? Но в тот же миг вокруг все засуетились и девушка ощутила как руку кольнуло иглой. Вероятнее всего это было успокоительное, которое довольно быстро стало погружать её в сон, чтобы она могла выспаться и успокоиться. - Вам нужен отдых. Нам очень жаль, мы сделали все возможное, но концентрация препарата была слишком большой... Вам лучше поспать немного - может потому что девушка услышала это лишь засыпая позже она решит, что все лишь страшный сон. А может потому что она совсем не готова еще принять этого. И никогда не будет готова.

Уже после того как Миранда снова уснула врач вышла в коридор к группе поддержки и сообщила всё ту же печальную новость. - Да, вы можете зайти, но она слишком слаба, проспит до утра это точно - заранее предупредила она взволнованного супруга, уже было собираясь уйти, но остановилась, оборачиваясь - И, да, мистер Морелло, не хочу вас пугать, но все это очень серьезно. Я к тому, что прерывание беременности на таком сроке грозит серьезным последствиями и осложнениями. Организм вашей жены очень ослаблен. И возможность забеременеть снова под очень большим вопросом. Если бы у меня спросили совета я бы в любом случае не рекомендовала, ну а так... решать, конечно, вам - Мире еще только предстоит узнать об этом, но как только ей станет хоть немного лучше. А вот добить главу семьи и порадовать неудавшуюся тётю можно было и сейчас.

Мира действительно пришла в себя только лишь под утро. Костик уже дремал, но все еще держал её за руку. Ему, конечно, досталось. Девушка приложила все усилия чтобы второй рукой коснуться его волос, даже не ожидая, что он так чутко спит и сразу же подскочит. Слабость все еще присутствовала и даже слишком явно. Шевелиться было тяжеловато и она уже была готова снова уснуть. Но отправить мужа домой считала просто своим долгом. - Как ты, Кость? Езжай домой, не нужно так себя изводить... - практически шепотом уточнила она, представляя как он нервничал и волновался, говорить тоже было тяжело - Мне приснился такой ужасный сон - ей даже тошно стало от одного воспоминания - Что сказал врач? Что это было? Не сильно сказалось на ребенке? - буквально осыпала она вопросами супруга, даже не подозревая, что все еще ужаснее чем ей "снилось".

+1

21

Стеклянные двери раскрылись как от сквозняка, хотя ветра здесь быть не должно. Мягко прошуршали доводчики, сопровождая такой же мягкий звук подошв больничной обуви доктора, который вышел на встречу с Константином. Ханна издалека разгадала его взгляд. Такое обречение в глазах ей было знакомо. На какой-то миг радость заполнила ее вены, с шумом разгоняя кровь, но этот миг быстро оборвался. Тут же ее изнутри обожгло собственным ядом.
Доктор что-то говорил кузену, но она не слушала и не слышала. Она и так знала о чем идет речь. Слишком уж хорошо разбиралась в фармоцефтике и понимала, ошибки сделать не могла.

Так и есть. Ребёнка больше нет.

Колкая улыбка проскользнула по ее губам и испортила её красивое лицо в конце концов гримасой боли. Она не хотела этой жертвы. Она будет молить Бога о прощении, но будет продолжать заклинать Его о об отмщении. Пусть этот бедный агнец, невинная душа послужит всем хорошим уроком.

Коста уже рванулся в палату своей любимой женщины. Ханна лишь успела коснуться рукой его плеча.
-У вас всё будет хорошо. Держись. Не позволь себе расстроить Миранду своим видом.

Старший Морелло скрылся за белой дверью палаты. Ханни вернулась в зал ожидания. Посидев некоторое время в мягком кожаном кресле, вызвала такси и поехала в резиденцию Морелло. По ее подсчетам, Коста несколько часов провести должен подле несчастной женщины, сам упиваясь своим горем.
ей как раз хватило времени принять расслабляющую ванну. Покинув ее, Ханна предусмотрительно надела на себя всё ту же одежду и вернулась в больницу. Никто и никогда не поймёт, что она уезжала домой.
Внизу, в больничном кафетерии блондинка купила дешевый дурацкий кофе и с двумя  бумажными стаканчиками подошла к двери палаты.
Она легонько постучала в дверь, не дожидаясь ответа раскрыла ее и вошла в комнату.
В этот самый момент Миранда задавала Косте вопрос:
- Что сказал врач? Что это было? Не сильно сказалось на ребенке?

0

22

За этот день Коста невероятно устал. Все сегодня было не так, совсем не так. Сначала эта нелепая ссора, не пойми из- за чего, затем потеря ребёнка... Конечно же Морелло винил в этом себя, конечно же он понимал, что пусть в крови его жены и был препарат, который не пойми как туда попал, но... Но все же она перенервничала. Перенервничала зря. Ему нужно было уберечь её, нужно было сделать все возможное, дабы она так не страдала. Но он не смог. На длительное время он потерял Ханну из виду. Просто забыл о ней. Коста был уничтожен новостями. Больше всего на свете, он любил свою жену и дочь, мечтал, что она подарит ему сына. Сейчас она спала. И будет спать ещё долго. За свою жизнь Константин Морелло плакал не так много раз, но сегодня его попросту душили слезы. Он не мог сдержать их, он попросту не знал, как жить дальше? Что делать? А главное, как сказать Мире? Уснуть ему удалось как раз под утро. Ему показалось, что только он прикрыл глаза, как она дотронулась до его волос, и он тут же встрепенулся.
-Я... Я в порядке правда.
Ответил он ей. Коста чувствовал смертельную усталость, спина затекла, колени отозвались болью, все же спать на кресле крайне не удобно. В ушах постоянно стояли слова падре о том, что отцеубийство- самый страшный грех и что, совершивший его не получит того, чего желает больше всего. Вот и Коста теперь понимал, что Бог наказывает его, отбирая сыновей.
-Я сегодня останусь. Побуду с тобой. Ещё рано. Попробуй поспать. говорит он жене, беря е за руку. Тут отворяется дверь и входит Ханна. Надо же... Он совершенно забыл о ней.
-Это самый страшный из снов. Хотел бы я проснуться...
Говорит он, а затем, будто бы вспомнив, слабо улыбаясь смотрит на свою молодую жену. Такое случается. С многими. Почему- то многими из его круга. Шелби, Альдеризьо... Теперь он. Именно сын... Именно мальчик становится проблемой. Его ещё такая молодая, такая любимая и желанная жена, могла бы подарить ему множество детей. И их постигло такое горе!  Он слабо улыбается Ханне.
-Спасибо. Думал, ты уже дома.
Говорит он, взяв у неё один стаканчик кофе. Он действительно, как- то выпустил из внимания Ханну. Позже он расскажет ей все, но сейчас Мира ждёт ответа...
-Любимая, тебе сейчас не нужно это знать. У нас все будет хорошо. Я звонил домой. Джи накормили ужином, она посмотрела мультики и сейчас спит.
Он решил выкрутиться подобным образом, но он понимал, что рано или поздно, она узнает. Посмотрев, на Ханну, он покачал головой.
-Мы со всем справимся. Все у нас будет хорошо.
Убеждал он толи Миру, то ли самого себя. Пустота и боль в сердце не могла бы сравниться сейчас ни с затёкшей спиной, ни с коленями, которые не разгибались. Больше всего хотелось оказаться дома и просто выть, словно умирающий зверь, но было нельзя. Коста ещё не догадывался, как скоро все измениться, как скоро он проявит слабость и исчезнет из жизни своей любимой женщины, в самый нужный момент и главное, он совершенно не догадывался, что Ангел Мести уже находится в этой комнате и во всю расправляет свои чёрные крылья. За свою жизнь Константин Морелло слишком многим людям причинил зло, но он был совершенно не готов платить за него! Как, впрочем и все мы, низано полагая, что нам можно, что пропустят, что накажут других. Особенно на это надеются сильные мира сего. А потеряв, понимают, что мало чем отличаются от других людей, и готовы на все только бы вернуть время назад, но, увы, это не дано никому из нас..

Отредактировано Constantine Morello (2016-09-23 01:42:54)

+1

23

Муж пытается заверить её, что всё с ним в порядке, но она ведь понимает, что всё это время он провёл здесь ровно в такой же позе. Не может быть всё нормально, не может и не сказаться всё произошедшее на нём, ведь он больше всех переживал за Миру и за сына. Девушка же всё время провела под наркозом или без сознания, ничего удивительного в том, что ей показалось будто бы всё это дурной сон. Естественно уходить супруг и не думает. Он разговаривает будто сам с собой, потом в дверь стучатся и в палате появляется Ханна. Неужели и она провела здесь всю ночь?!

- Что... - и это действительно не было похоже на вопрос. Миранда выхватила фразу о Джи и мультиках. Не должно быть сомнений в том, что с ней всё хорошо, но они были. Возможно всё дело во сне. - Мне нужно знать, говори как есть, Кость - звучало требовательно и в целях демонстрации серьёзности намерений Мира попыталась приподняться чтобы сесть, но по всему телу волной пробежалась слабость вперемешку с неприятной болезненностью. То ли от такого количества лежаний и сна, то ли ещё от чего-то, сразу не разберёшь. Поморщившись она осторожно опустилась на кровать и пробежалась взглядом от мужа к Ханне и обратно несколько раз.

- Что сказал врач? С чем мы справимся? - и в этот момент из-за волнения её настигает резкая головная боль, вынуждающая приложить ко лбу дрожащие от слабости пальцы. Что было в том сне она помнила смутно. Что-то про высокую концентрацию какого-то лекарства и то, что они сделали всё возможное. Она с силой жмурится и... что за чёрт?! Скорее всего каждый хоть раз за свою жизнь произносил эти заветные "Господи! Почему именно я?" вот пришло и её время. Как бы не было это эгоистично, но Мира действительно не понимала когда же успела так нагрешить, что расплатой мог стать её ребёнок. Да и вообще ребёнок. Что должно твориться на душе у человека, способного лишить, пусть ещё не рождённого, но уже маленького ангелочка жизни.

- Ханна - даже как-то жалобно проскулила она, будто бы хотя бы так получит ответ. Его ещё не прозвучало, но голос уже предательски дрожал, тот сон намекал на вероятность быть не только самым страшным из снов, но ещё и стать ужасающей реальностью. Словно другого ответа она уже и не ждала. Глаза на мокром месте, но сосредоточение мешает впасть в истерику окончательно. Приняв всё же исходное лежачее положение Мира внимательно оглядывает обоих членов семьи, кажется, пытаясь урвать хоть что-то. Эмоцию или звук. Да что угодно лишь бы уже понять как всё на самом деле.

+1

24

Входя в палату. Ханна почувствовала предательскую дрожь в своих коленях. Да,она была черным ангелом сейчас, но этот цвет был цветом флага отмщения. Ценность жизни сложно выявить, нельзя сказать кто достоин жить , а кто нет...
Ханни сейчас  желала одного - боли,  непроходящей боли в сердце своего кузена. Она надеялась, что как по совмещаюимщися сосудам её боль перельётся в его.
О, как тщетны были её надежды.
Зайдя в палату Миранды, блондина тут же наткнулась на ее грудной возглас: Ханна...,- оленьим влажным взглядом ненавистная красотка упёрлась в Морелло.
-Тебе нельзя волноваться, - елейным голосом вещала Ханна.
-Просто отдыхай и  не  волнуйся.
Ханна поправила цветы в вазе  у постели пострадавшей и вышла в коридор.
Блондинку раздирало внутри от испытываемых эмоций

0

25

Константин просто не знал, как сказать ей? Какие слова найти? Внутри самого все сгорело. Он с надеждой смотрел на Ханну, а солитон не понимая откуда пришло это зло? Позже, Константин поймёт, что все его беды исходили от человека. Но выявить его удасться не сразу. Не поможет даже полная смена персонала. Он смотрел на Миру и понимал, что не может, просто не может видеть ее в таком состоянии. Он просто не может больше быть здесь. Потеря сына во второй раз была слишком сильным ударом для Морелло. Уже было точно известно, что это мальчик, Коста даже слышал его сердцебиение. И это сильно его растрогало. И его больше нет. Врач говорит, что ещё одного ребёнка может и не быть. Здоровье Миры сильно подорвано. И Коста прекрасно понимает, что это значит. Это значит, что он не справился с поставленной задачей. Девочки не могут наследовать клан. Только их мужья. И хоть и у Костя была идея кланового брака- он понимал, что Джилли и Тони пока только дети. Да и сам Тони не наследник прямой линии. Был ещё Дионис, который вполне мог оставить наследника в обход племяннику, но пока все же официальными наследниками считались мальчики Саманты и Фредерика. Коста часто говорил с Фредом в последнее время. Они обменивались новостями, Саманта часто бывала в их доме, а Мира приезжала к Мотизи. Правда мнение Косты о подручном Дона Сильвестре не сильно изменилось. Фреду самому надо было застыть на уровне капо. Он прекрасно исполнял приказы, мог организовать, но в людях он не понимал, и хоть Коста туда не особо и лез, но безопасность сильно страдала. Сейчас же Коста думал, что его ослепила гордыня. Он уделял безопасности огромное внимание. Она была основным китом, на котором все строилось и все же он где- то просчитался. Жена беспечного Фреда была беременна- а его собственная потеряла их сына. Коста был не из тех, кто искал виноватых. Конечно же он найдёт эту тварь, но прежде всего... Прежде всего он винил себя. Если что- то случилось и пошло не так- значит не предусмотрел он. А иначе попросту никак. Виноваты не люди. Виноват тот, кто ими руководит. И так было с сотворения веков. Коста хорошо знал историю, у него был опыт и не менее хорошие советники... Но сейчас он допустил самую большую ошибку.
-Я не могу!
С горечью воскликнул он, и словно раненый зверь вылетел из палаты, желая найти спасение вне стен больницы. Он сел в первое попавшееся такси и лишь спустя 2 недели смог взять себя в руки. Он даже не понимал, к каким последствиям это приведёт, но каждый переживает свою боль по своему. В случае Косты это был алкоголь. Он принципиально не употреблял наркотики. Но степень проспиртовки была чуть ли не смертельной. Одного не учёл всесильный Морелло- этот поступок мог стоить ему брака и в одном можно было быть уверенными наверняка- их отношения с Мирой уже не скоро будут прежними. В своей жизни Константин уступал крайне редко, полностью соответствуя своему имени. Но сейчас он попросту пожалел себя и  под натиском горя не смог остаться сильным. Слишком велика была боль потери. Слишком сильно он хотел сына. И слишком большие надежды на него возлагал.

Отредактировано Constantine Morello (2017-04-15 15:19:19)

0


Вы здесь » Daring Life: New York loves you » Not Forgotten » Кровная месть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC